Главное меню
Статьи: категории
Front Mission 2 [8]
Front Mission 3 [10]
Front Mission 4 [13]
Front Mission 5 [12]
Front Mission Evolved [7]
Остальные игры серии FM [5]
Vanguard Bandits [9]
Carnage Heart [5]
Другое [7]
Обновления [?]
Новости
Ванзеры в Blender
На форуме [+]
Перевод FM3 (141)
Новые комментарии [+]
Ванзеры в Blender
Мини-чат

 

Статьи

 Главная » Статьи » Front Mission 4

Front Mission 4: фанатский рассказ, часть 1


Автор материала - пользователь An[DR]oid.


20... — год.


Штаб-квартира отряда Дюрандаль, кабинет Зида

– Father One, иду на сверхмалой, маневрирование затруднено, через шесть минут буду над точкой сброса... – очередной выход на связь рассыпался ворохом электронного шума.

– Эти русские знают толк в постановке помех – недовольно поморщился сидящий в кресле напротив пульта аппаратуры дальней связи мужчина с еле заметной сединой в коротко стриженых светло-русых волосах, поглаживая короткие усы, плавно переходящие в бороду.

– Может всё-таки не стоило отправлять его на задание без ванзера? – спросила тихо подошедшая женщина в строгом деловом костюме с аккуратно уложенной причёской.

– Эллисон, дорогая, я ведь говорил тебе, что наш отряд в последнее время непомерно разросся... – мужчина хитро улыбнулся.

– Зид, мне совсем не нравится твой чёрный юмор, с недавних пор ты стал каким-то бессердечным - в глазах Эллисон светились огоньки недовольства... в ответ на это Зид расхохотался:

– Чёрный юмор? Насмешила... дослушала бы лучше до конца. Так вот, очередной новобранец пришёл к нам из спецназа, мастер по диверсионным операциям в тылу противника. В отряде он недавно, к ванзеру ещё не привык, а от своей основной работы отвыкнуть не успел, вот поэтому я его налегке и отправил – в комнате повисла неловкая тишина, стал слышен отдалённый скрежет и лязг за окнами.

– Эллисон, я понимаю, что ты дорожишь репутацией Дюрандаля, но подумай: там даже столкновений с врагом не предвидится, глухая тайга вокруг, да и вообще, операция секретная, а у меня скоро очередной сеанс связи... – Зид выразительно посмотрел на собеседницу, давая ей понять, что аудиенция окончена.

– Нет, ты всё-таки неисправим! Снова держишь меня за близорукую леди, повёрнутую на политике и не замечающую очевидного! Глухая тайга? Что там делает твой новобранец, да ещё и без ванзера? И не отговаривайся, я ведь чувствую, вы что-то задумали. Смотри не влипни в очередной международный скандал, Народная Республика Зафтра в полной изоляции, всё из-за нас, между прочим. И твои люди в их тайге будут выглядеть крайне подозрительно, не так ли? – Эллисон договорила и вышла, хлопнув дверью.

– Женщины… – многозначительно вздохнул Зид. Шум за окнами смолк, это могло значить лишь одно: штурмовая бригада окончила тренировку на ванзерах… и действительно, спустя несколько минут в дверь постучали и в комнату, не дожидаясь разрешения, вошёл худощавый мужчина.

– Бош, вы как раз вовремя, скоро Arrow nine должен выйти на связь – бросил Зид, не оборачиваясь, но спустя несколько секунд, которые понадобились его гостю для того, чтобы пересечь кабинет и подойти к столу, повернулся в кресле и с ехидной улыбкой заявил:

– Но это не значит, что отчёт об очередной тренировке сдавать не надо. Я, конечно понимаю, традиции и всё такое…очередного рекрута гоняли? Мы ведь не армия… – Зид возмущался уже скорее по привычке, ведь данная ситуация не была редкостью.

– Как дети малые, ей-богу… – подытожил глава отряда. Часы на стене показывали полдень.

– Так…ждём Arrow nine в эфире – сказал Бош, потирая руки. Практически одновременно с ним в динамике раздался шум помех и постепенно сквозь них пробивался голос:

– Father One, спуск без осложнений, занял позицию, аппаратуру расчехлил, установил и настроил на приём. Сэр, эта база просто огромна, не понимаю, почему её не видно со спутников - комнату наполнил странный вой, Зид убавил громкость:

– Что за шум на частоте, Arrow nine? На помехи не похоже… – спросил он. Ответ оказался немного странным:

– Сэр, так точно, это не помехи, это ветер. Моя позиция практически на верхушке дерева. Бош пожал плечами:

– Это нормально, на базе авиации нет, а со спутника такую мелочь разглядывать не станут.

Зид собирался отдать последний приказ, но динамики вдруг вновь ожили, выдав скрежет помех… Спустя несколько секунд стал слышен голос:

– Father one, мой датчик широкого диапазона засёк переговоры, дублирую сигнал вам – снова треск помех и отдалённое хриплое бормотание. Около двух минут неизвестный что-то докладывал, затем голос смолк. Зид взял микрофон:

– Arrow nine, задание выполнено, возвращайтесь тем путём, что мы обсуждали. Через две недели жду доклад. Щёлкнул выключатель, аппаратура, моргнув индикаторами, затихла, а Зид окликнул выходящего из кабинета Боша:

– Латону мне позови, переводчик нужен… скажи, что это срочно.

В это самое время Arrow nine, он же Марк Дуглас, бывший офицер сил спецназа, спускался с дерева, проклиная тот день, когда подал заявление в Дюрандаль:

– Чёртовы идиоты, как вернусь – попрошу, чтобы заперли в ванзере и не выпускали. Вот уже где все эти тайные операции… - он выразительно похлопал себя ребром ладони по горлу, перехватившись поудобнее второй рукой. Дальше Марк лез молча, тяжело дыша. Спустя несколько минут он спрыгнул на землю, развернул на поваленном дереве карту и принялся сверять маршрут. По самым скромным меркам, идти придётся дня три, а то и четыре. Потом деревенька в глуши, там его снабдят транспортом до более-менее крупного города и документами, позволяющими беспрепятственно вылететь из страны. Дуглас водил пальцем по карте и еле слышно бормотал:

– Слишком простое задание, слишком… После того, как маршрут был проложен, он стащил с себя маскировочный комбез и, упаковав его в массивный рюкзак, стал облачаться в привычную для данных мест одежду: толстый яркий пуховик и меховую шапку. Лёгкий карабин с оптикой, висящий на плече и охотничий билет в кармане пуховика довершили картину, сделав из него обыкновенного охотника. Удовлетворённый своим внешним видом, Марк быстро зашагал по зимнему лесу…

Дверь кабинета резко распахнулась, в проёме стояла Латона. Зид уже в который раз залюбовался: красивая, стройная, а облегающий нейрокостюм, который она забыла снять в спешке, лишь подчёркивал фигуру… Поставив недопитый кофе, Зид начал:

– В результате операции получены голосовые данные, перевести сможешь?

– Нет, надо всё-таки сказать пилотам, особенно женщинам, что ношение нейрокостюмов теперь обязательно не только в тренировочном корпусе – подумал он, в очередной раз бросая беглый взгляд. Ответ как всегда был прямой:

- Так точно, смогу. Где данные? Зид включил запись… Через три минуты он имел удовольствие наблюдать удивленное лицо Латоны, что было редкостью:

– А вы уверены, что данные – не фальшивка? Уж очень в них много странного, неправдоподобного и бессмысленного. Собственно всё, что мне удалось разобрать, относится к этим категориям. Зид потянулся в кресле:

– А теперь всё с самого начала, подробнее и с объяснениями.


Сибирь, Норильск

Зима в Сибири в этом году выдалась суровой… Но 31 декабря погода смилостивилась, вьюга утихла и даже мороз был не таким обжигающим. По заваленным снегом улицам Норильска гуляло блёклое зимнее солнце. Шальной луч, отразившись от проезжавшего автомобиля, мелькнул в окошке первого этажа, найдя небольшую щель в глухих шторах. Крупный мужчина с еле заметной сединой проводил взглядом полоску света, на миг высветившую столешницу, вздохнул и, хромая на обе ноги, медленно пошёл наряжать ёлку. Он не видел ни одной серьёзной причины делать это, но традиция уже прочно въелась в сознание. После были слащавые речи с экрана, бой курантов и две недели отдыха впереди…

На третий день, переделав всё накопившееся по дому, он начал скучать. Грешным делом стал подумывать о внеплановом техосмотре, но вспомнил прошлый и, невольно поморщившись, отогнал от себя эти мысли. За дверью послышался слабый шорох и он пошёл проверить. Стоило ему подойти к обшарпанной деревянной двери, как раздался скрип. Мужчина насторожился и машинально рванул из поясной кобуры старенький пистолет, всё-таки армейская привычка его не оставила. Скрип повторился, его сменил тихий скрежет замка и дверь стала медленно открываться. В появившийся проём скользнула тонкая рука в кожаной перчатке и сняла хитро прикреплённую цепочку. Хозяин квартиры выглядел очень удивлённым и, спустя пару секунд тихо произнёс:

– Полковник, это вы?

Вместо ответа рука рванулась обратно, от мощного пинка дверь распахнулась… на пороге стояла женщина. Шуба, узкие сапоги, меховая шапка, надвинутая по самые брови и, несмотря на холодное время года, широкие солнечные очки… не смогли скрыть от мужчины личность пришедшей:

– Полковник! Я знал, что вы живы!

Женщина, слабо улыбнувшись, произнесла, еле шевеля губами:

– Майор Вавилов… твой курс реабилитации давно закончился. Почему ещё не в части?

Через полчаса был накрыт стол, Вавилова интересовало буквально всё, ведь его в крайне тяжёлом состоянии вывезли из зоны проведения операции задолго до её завершения… в большинстве своём ответы были печальными: операция провалилась, причём по всем статьям, даже немецкий генерал не ушёл от правосудия. Республика Зафтра закрылась "железным занавесом”, как когда-то давно, в дованзерную эпоху и до распада тогда ещё СССР. Ресурсов в стране хватало, высокотехнологичное производство работало исправно. В общем жизнь продолжалась и без всего того, что легально и не очень попадало из – за границы. Только вот спецназу было не до шуток, отряды сидели без дела, бесконечные виртуальные тренировки, физподготовка и редкие учения на ванзерах с холостыми боеприпасами…

– Приходится вспоминать, кем я была в прошлой жизни… а с моим набором железяк это мягко говоря проблематично. Вавилов оглядел гостью и удивлённо произнёс:

– Как? Тебя тоже? – вместо ответа женщина медленно стянула с левой руки длинную перчатку, закрывавшую кисть и половину предплечья. Стальные пластины вместо костей, тонкие спицы сухожилий, гранёные шарниры суставов... протез зловеще поблескивал в тусклом свете люстры, пальцы двигались абсолютно бесшумно.

– Ну что, Максим Теодорович, как тебе последний писк кибер-моды? Молчи, по глазам вижу, что не особо… но ничего, у меня ещё кое-что есть - с этими словами она сняла очки: длинный шрам пересекал правую глазницу, было видно, что его пытались замаскировать косметикой, но это было не самое пугающее… Правого глаза не было. Совсем. Фотоэлемент в центре глазницы, облепленный дополнительными датчиками и инфракрасной подсветкой, двигался синхронно с уцелевшим левым глазом.

– Эх, Анастасия Ивановна, что же эти садисты с вами сотворили-то… – только и смог вымолвить он.

– На себя посмотри, прапор хромоногий – беззлобно парировала Полковник и практически сразу продолжила:

– Я здесь по делу: наш отряд восстанавливают, а ты как-никак лучший спец по постановке радиоэлектронных помех. Так что сейчас собираешь вещи и шагаешь со мной в клинику при части, будем тебе нормальные протезы делать да в строй возвращать. А мне как раз техосмотр проходить пора.


Режимная в\ч, местонахождение неизвестно. Месяц спустя

– Полковник Александрова, майор Вавилов, вы осознаёте, что написали в рапорте? – сидящий в шикарном кожаном кресле старик меньше всего походил на генерала, однако мундир и погоны говорили об обратном.

– Так точно, товарищ генерал! – два голоса слились в один, уверенности им было не занимать.

– То есть вы, полковник Александрова, хотите, чтобы я назначил вас, как и ранее, командиром отряда снайперов? А вы, майор Вавилов, снова хотите возглавить Испытательный отдел при Лаборатории…

– Так точно, товарищ генерал! – майор, слегка повернув голову, подмигнул полковнику и еле заметно улыбнулся. Генерал хмурил кустистые брови, морщил лоб и тёр пальцами виски. Было видно, что принятое им решение противоречит каким-то уставным правилам, и он судорожно пытается найти для себя оправдание. Спустя две минуты он окинул взглядом стоящих перед ним и, глядя им в глаза, спросил:

– Нет, вы всё-таки знали… знали, что в нашей, мать её, элитной части толковых спецов по пальцам пересчитать можно. По пальцам одной руки пьяного фрезеровщика. Приступайте… но при одном условии: на боевые задания ни ногой, даже думать забудьте. Директива сверху пришла, а наши в Лаборатории проверили. На киборгов электромагнитное излучение действует... как-то хитро действует в общем. Вплоть до закипания мозгов. В прямом смысле. Так что отпускать на задания не имею права – генерал выглядел довольным, ещё бы: и спецов дельных вернул и совесть не замарал.

– Разрешите идти? – Вавилов ответил за двоих.

– Идите, я распоряжусь насчёт пропусков и прочего. Через несколько минут, выходя из штаба, Вавилов остановился:

– Чёрт, забыл! – и бросился обратно. Полковник стояла на плацу, оглядывая ставшую ей вторым домом часть: казармы, столовая, стадион… стоянка ванзеров, она же мини-ангар, теперь находилась под открытым небом и пара механиков, лениво ковыряя заезженную до дыр раннюю модификацию Вызова, громко и витиевато поминали всю его железную родню до седьмого колена. За мрачными корпусами Лаборатории, где лучшие умы трудились над всё более смертоносными изобретениями, был слышен грохот и лязг. Опыт пилотирования ванзера подсказал: там идёт тренировка. Между тем Вавилов вернулся с пачкой бумаг:

– Что там у тебя – спросила Полковник.

– Да вот решил наши легенды с прошлой операции из архива скоммуниздить, допуски к документам у нас всё-таки остались. Вот достану лет через пять, а то и десять, и посмеюсь от души. Надо же было придумать… – он углубился в чтение:

– Maksim Troadiev Vavilov и Anizka Ivanovna Aleksandrov – майор расплылся в улыбке.

– Ладно, пойдём с личным составом ознакомимся, что-ли – Полковник заворожено глядела в сторону ангара…

– Пошли, глянем, кого на этот раз подсунули.

Дойдя до ангара, где стояла группа ванзеров с винтовками, Полковник обернулась:

– Вавилов, пока мы в части, обращайся ко мне Анастасия Ивановна или Товарищ Полковник. Никак иначе.

Казармы второй роты были по-прежнему обшарпанными и страшными даже на первый взгляд, хотя издалека казалось, что это двухэтажное здание является своего рода одной из многих пристроек к массивному ангару, этаким кирпичным сараем. Войдя внутрь, Полковник оглядела ничуть не изменившийся интерьер. Картину портила только её фотография в траурной рамке со скупой подписью: погибла при исполнении. В пластиковой бутылке с обрезанным горлышком стояли гвоздики, показавшиеся ей смутно знакомыми. Глянув в окно, она улыбнулась: так и есть, в окне генеральской оранжереи, что была по другую сторону проезда, виднелись лишь пустые клумбы.

– Интересно, наш генерал сильно свирепствовал, когда узнал, кто и зачем опустошил его цветник? В любом другом случае виноватому бы не позавидовали, но сейчас я сомневаюсь - Полковник улыбнулась, представив лицо генерала, заметившего пропажу. Но улыбка быстро покинула её лицо, ведь насущные проблемы никто не отменял.

– Анастасия Ивановна! – вошедший следом Вавилов тоже заметил фото…

– Снять? – в его голосе сквозило недовольство. Траурная фотография действовала на нервы.

– Нет, пока оставь, бойцы отчасти правы. По сути, я умерла. Особенно на гражданке. Куда мне с таким набором? Ничего уже не будет так, как раньше. Теперь я новый человек – Полковник, сняв очки и перчатку, смотрелась в зеркало… Холодный, жестокий взгляд был Вавилову незнаком. Внезапно она повернулась:

– Вавилов, тебе тоже предлагали выбор? Жить с ампутированными ногами или поставить кибер-протезы? А потом ненавязчиво подсунули бумагу, в которой говорилось о новизне технологии, о том, что мы будем испытателями… и мелким шрифтом о неисследованных побочных эффектах. Вавилов опустил голову:

– Так точно, товарищ полковник, но у меня не было выбора. Они сказали, что с протезами будет шанс вернуться в строй, назначили курс реабилитации, я даже почти привык к ним. Полковник, методично сжимая и разжимая левый кулак, медленно произнесла:

– С такими ранениями обычно не выживают… нам дважды повезло. Нас буквально с того света вытащили, да и операция по вживлению протезов и управляющего чипа тоже требует от организма прилично. Но вот что нас ждёт в будущем? Генерал ясно выразился, на задания нас не выпустят. На гражданку валить… кому мы там нужны? Так и будем здесь прозябать, медленно загибаясь от тоски. Вавилов подойдя ближе, попытался приободрить:

– Ну что ты такое говоришь? На гражданку действительно уходить бессмысленно, да и не протянем мы там долго, слишком привыкли воевать. Но в остальном могу поспорить: ты ж вроде не дура, должна понимать, что технологии не стоят на месте. Электромагнитное излучение, с помощью которого можно вырубать различные системы ванзеров, мой профиль. Не дрейфь, Полковник, прорвёмся. Как ознакомимся с личным составом, займусь средствами защиты, чтобы нам пропуск на задания выбить. Так что депрессию забудь, фотку эту скорбную я всё-таки сниму от греха подальше, пошли смотреть уже, может, кто из старого состава остался.

В ангаре было шумно: группа техников меняла бронепластины на снайперской версии Вызова… винтовка покоилась рядом в специальных держателях. Чуть поодаль отряд контрактников под громким и порой матерным руководством лейтенанта отрабатывал покидание вышедшего из строя ванзера. То и дело раздавался дружный смех, прерываемый очередной многоэтажной репликой. Вавилов незаметно испарился, Полковник пробежалась взглядом по ангару и заметила его уже возле ванзера, майор деловито влезал на широкий корпус, готовясь, видимо, застать врасплох отдыхающих ремонтников.

Тренирующиеся бойцы отреагировали на её появление буднично:

– Здравия желаем, товарищ полковник! Но лица у всех были удивлёнными. И только стоящий перед ними лейтенант искренне улыбнулся, он, как и Вавилов, хорошо знал Полковника…

– Лейтенант Кузнецов, какая встреча… а это, надо полагать, твои бойцы. Новые лица, свежее мясо. Хотя, учитывая ситуацию в стране, скорее консервы.

– А вы всё шутите… – Кузнецов повернулся к строю:

– Вольно, разойтись!

– Лейтенант, с завтрашнего дня тащи бойцов на стрельбище, выдавай винтовки и делай из них настоящих снайперов.

– Товарищ полковник, программу тренировки разрабатывал я лично и мне кажется…

– Отставить, с этого момента поступаешь со своим отрядом под моё командование. Настоящий снайпер не должен полагаться лишь на мощь ванзера. И не дай Бог завалите стрельбу… отправлю по сугробам основы маскировки на местности сдавать. Свободен! Уходя, лейтенант остановился возле выхода и, глядя на удаляющуюся фигуру Полковника, тихо произнёс:

– Она всё-таки вернулась…

Спустя полчаса Полковник в другом конце ангара слушала восторженно размахивающего руками Вавилова:

– Нет, ты только посмотри, что они напридумывали, пока мы были не у дел… – майор подвёл её к потрёпанной тестовой версии Желания: плоский приземистый корпус делал ванзер похожим на оснащённый руками и ногами танк… только башни с орудием недоставало, вместо неё возвышалась небольшая поворотная платформа с дополнительным набором всевозможных датчиков, камер и прочего оборудования. Как и любой другой, этот ванзер имел практически нулевой обзор из кабины пилота, но сенсоры практически сводили на нет имеющиеся "мёртвые” зоны и позволяли вести машину вслепую. Но это всё было знакомо и так. Сейчас же штанга с датчиками стала чуть выше, а по бокам от неё в броне были вырезаны два отверстия, из них торчали короткие стволы. Вавилов продолжил:

– Вот ведь как знали, что корпус именно плоский нужен, хотя тогда задумывались скорее о защите: при стрельбе на уровне тела большинство пуль и осколков будут рикошетить, угол как раз подобрали. Ну так вот: встроили умельцы огнемёты в корпус. Вроде как горячий привет для врага-рукопашника… да и вообще для всего враждебного, что не является огнеупорным и рискнёт подобраться вплотную. С душой к делу подошли: вся система прикрыта бронёй, смесь инертна, топливопроводы армированы, баки из полимера, что дырки от пуль сам затягивает. Давление нагнетается непосредственно перед выстрелом в маленькой камере перед соплом. Сжатый азот это тебе не шутки: за доли секунды создаёт рабочее давление и горячий привет готов. В общем, шедевр… – Вавилов радовался, как ребёнок… сказывалась юность и первые годы армии, проведённые в Лаборатории.

– А теперь пойдём дальше, покажу наш билет в кровавые будни серьёзных заданий! Полковник молча шла следом, заинтригованная столь серьёзными намерениями майора.

– Вот она, наша гордость – заявил Вавилов, ласково поглаживая по рифлёному металлическому корпусу странный агрегат. Прямоугольный корпус и закреплённая на шарнире поворотная часть… шесть излучателей, совмещённых с антеннами, торчали в разные стороны, делая прибор похожим на звезду.

– ЕМР-рюкзак нового поколения… диапазон частот расширен, число излучателей и антенн увеличено для более точного определения, теперь ещё и собственный источник питания. Мечта. вот завтра разберу и погляжу, что нового там внутри, а на основе увиденного начну ваять защиту от электромагнитных импульсов для нас. – майор просто светился от счастья.

– Хочется верить, Вавилов, хочется верить… – Полковник медленно удалилась.

Похожие друг на друга, как близнецы, зимние дни сменяли друг друга… обжигающий холод и пронизывающий до костей ветер не собирались сдавать позиции. Вавилов сутки напролёт пропадал в Лаборатории, даже своих учеников распихал по ротам, чтобы не мешали. Полковник с головой погрузилась в армейские будни. Единственным занятием, приносящим моральное удовлетворение, стала стрельба. В тире она могла сидеть бесконечно.

"Хм-м, а ведь у этого протеза есть и свои плюсы: стрелять я стала определенно лучше, рука совсем не дрожит и спуск мягкий и точный… да и оптика помогает, с родным глазом таких результатов я бы не добилась – думала она, когда на очередной мишени в центре образовывалась аккуратная выбитая пулями дыра. Но стрельба была всего лишь небольшой отдушиной, ведь основную часть энергии Полковник отдавала своему отряду в виде постоянных тренировок.


Штаб-квартира отряда Дюрандаль

Тем временем за океаном события двигались всё так же неспешно и размеренно. Вернувшийся с задания Arrow nine, он же Марк Дуглас, представил Зиду отчёт. Данные с аппаратуры, установленной возле базы в республике Зафтра, поступали регулярно, но большая часть была зашифрована, а то немногое, что удалось раскодировать и перевести, содержало по большей части мат. Латона поначалу пробовала предположить, что бы это могло значить, но вскоре сдалась. Лишь первое сообщение, принятое сразу после установки аппаратуры, не давало всем покоя. Эльза твёрдо решила, что докопается до истины, тем более, что она где-то уже слышала про молодую русскую женщину-полковника, но всё никак не могла припомнить, где именно. Всё выяснилось как всегда случайно. Во время просмотра старых отчётов ей на глаза попался файл с фотографией: Darril Traubel, предоставил ценные сведения, которые в конечном итоге помогли завершить операцию – гласила запись под фото. Рядом была ссылка на личное дело. Эльза на минуту задумалась, а после в спешке пролистала дело и стала набирать телефонный номер. Трубку взяли после седьмого гудка:

– Алло, какого чёрта вам надо? Ночь на дворе – заспанный голос источал недовольство.

– Мсье Дэррил, это Эльза, отряд Дюрандаль, вы меня помните? – Эльза постаралась быть как можно более вежливой, ведь от ответа собеседника зависело многое.

– А-а… мисс Эльза… припоминаю. И что же, если не секрет, заставило вас поднять меня посреди ночи – собеседник протяжно зевнул.

– Мсье Дэррил, по-моему вы упоминали о молодой русской женщине, командовавшей отрядами Республики Зафтра в Венесуэле… это так? Вы действительно её видели? Мне это очень важно…

– Да, было дело, видели. Причём не только видели, но и умудрились взять в плен. После того, как обезвредили шагающее орудие, пилотируемое ей в черте города. Колоритная особа, мне кажется, она просто обожает огромные механизмы. Практически при каждой нашей… кхм… встрече она сидела в кабине всё более громадной штуковины. Но, как говорится, чем больше шкаф, тем громче падает. А почему она вас интересует? В последний раз она перехватила наш отряд прямо перед посадкой в любезно предоставленный вами транспортник Мы едва успели, хотя и пришлось отбиваться от её подручных. Та громадина, в которой она сидела, была на редкость прочной. Зато рванула красиво и потонула быстро… Дэррил пытался рассказать историю как можно более красочно, но его голос словно надломился:

– Сомневаюсь, что она выжила…

– Ясно… Спасибо за информацию. Извините, что пришлось потревожить вас так поздно – она нажала отбой и задумалась. Несколько часов пролетело незаметно, внеплановый отчёт для Зида был готов. Эльза потянулась и, глянув на часы, удивлённо вскинула брови. Спустя несколько минут она уже спускалась по лестнице, чтобы перекусить в кафе напротив.

Увлекшись едой, она не заметила, как к столику подошёл мужчина…

– Мисс Эльза, ваш отряд всегда кормят так плохо, что его члены вынуждены питаться здесь?

– Фредерик Ланкастер… как предсказуемо. Нет, мне просто нравится бывать в этом кафе. А вот вас я тут впервые вижу. Выкладывайте, зачем пришли.

– А вот серьёзность вам не к лицу… ну да ладно, я здесь действительно не за этим. У меня есть информация от человека в Республике Зафтра, она будет вам интересна.

– Только не говорите, что готовы поделиться ей даром… и что же вы хотите взамен?

– Мисс Эльза, вы ничуть не изменились… от вас требуется самая малость: дать интервью, рассказать о вашем отряде и его жизни в последнее время. Народ хочет знать больше о вас. Ну, или свидание, решать вам – журналист улыбнулся, но его улыбка больше напоминала оскал.

– Мсье Ланкастер, решать действительно мне… пожалуй я откажусь от интервью. Видите ли, отряд Дюрандаль может и интересная тема для репортажа, но вы знаете, Зид не любит, когда его детищу пресса перемывает кости, ведь поэтому вы здесь меня караулили, а не пошли, как следовало, к нему. Хотя, если учесть вашу фразу о свидании, идти вам придётся намного дальше, а путь будет весьма нелёгким. Удачи с репортажем, мне пора… – с этими словами Эльза встала из-за стола и, едва сдержавшись, чтобы не вылить стакан кофе Фредерику на голову, вышла из кафе, направившись обратно в штаб.

Сдав Зиду отчёт, Эльза собралась было уходить, как вдруг зазвонил телефон в кабинете. Взяв трубку и выслушав первые фразы, она чуть было не бросила её в стену:

– Мисс Эльза, я знал, что трубку возьмёте вы…

– Ланкастер, вы неисправимы! Попробуйте только показаться мне на глаза!

– Не стоит так кипятиться, я всего лишь хотел сказать, что в республике Зафтра готовится переворот… на сей раз всё серьёзно. Он произойдет не завтра и не через неделю, но скоро. Если хотите узнать подробности и факты, подкрепленные доказательствами, условия вы знаете, а время и место… пожалуй то кафе, в обеденный перерыв. – в трубке послышались гудки и последняя гневная реплика Эльзы смешалась с ними и растворилась.

– Чёрт, надо сообщить Зиду, в таких случаях Ланкастер редко ошибается – подумала она и быстро зашагала в кабинет шефа.

Войдя без стука, она с порога заявила:

– Зид, у меня информация от Ланкастера, это из Зафтры. Брови сидевшего в кресле шефа поползли вверх.

– Так чего ты ждёшь? Что он там накопал? – сказал Зид, нервно потирая руки.

– В стране готовят переворот. Время неизвестно, но не так скоро.

– Мда… а ведь он прав. Данные с установленной аппаратуры это подтверждают. Одну из крупнейших баз законсервировали, там начальство в панике, готовятся к смене руководства и думают, как новому курсу угодить.

– Так с базы одни шифровки пересылали, неужели Гермес код разгадал? – теперь Эльза выглядела удивлённой, но Зид, усмехнувшись, ответил:

– Нет, всё гораздо проще. Они шифрование на сутки снимали, мы так и не поняли, почему именно. Но факт: 24 часа сообщения шли прямым текстом. Большинство неинтересных, но некоторые… – Зид выдержал паузу, вращая ручку в пальцах:

– …некоторые очень даже информативные. В стране действительно что-то назревает. Политики, военные, даже спецназ. Всполошились все. Очень похоже, что будет развал или смена власти. Так что скажи спасибо этому журналюге за предоставленную информацию.

– Вот ещё, обойдётся – и Эльза вышла из кабинета.


Режимная в\ч, местонахождение неизвестно

Весна в Сибири вступила в свои права. Несмотря на то, что почти по всей стране было уже практически лето, здесь только недавно сошёл снег и начала пробиваться растительность. Полковник стояла возле ангара, задумчиво глядя вдаль. Она не заметила, как подошёл Вавилов:

– Анастасия Ивановна! Всё готово! – крик вывел её из ступора.

– И тебе доброе утро, чего орешь? – повернувшись на звук, ответила она.

– Мда… совсем тебя тоска сожрала за зиму. Как от тебя Кузнецов с бойцами не сбежал только, не понимаю. От тебя прямо веет негативом и безысходностью.

– Майор Вавилов, психотерапевт. А что, звучит! Не думал на гражданке подрабатывать? – Полковник слабо улыбнулась.

– Повезло тебе… если бы не чувство юмора, сломалась бы давно. В общем, я всё сделал. Пошли, первый рабочий образец покажу.

– Не думала, что доживу до этого момента. Молодец, майор. Далеко пойдёшь. Давай, показывай свои успехи.

И они медленно пошли в Лабораторию.

Спустя полчаса в дальнем углу одного из корпусов Вавилов объяснял, что надо делать:

– Вот, смотри: сначала включаешь питание, потом выставляешь по очереди вот эти частоты, затем меняешь диапазон и ставишь уже вот эти частоты. Потом тест на максимальной мощности и всё. Ну, поехали! – и майор надел на голову странную конструкцию, похожую на шлем, только из проволоки и с множеством датчиков. Провода от них, сплетаясь в жгут, уходили в недра стоящего возле стены диагностического стенда.

– Вавилов, это безопасно? – спросила Полковник, протягивая руку к тумблеру питания…

– Абсолютно, зря я что-ли столько времени угрохал? Все проверено и перепроверено, включай.

Первый и второй наборы частот были пройдены без каких-либо эксцессов. Вавилов был спокоен. Лицо не выражало никаких эмоций. Лишь на максимальной мощности он слегка поморщился. Испытания закончились. Прибор, очевидно, работал как надо.

– Работает!! – Полковник радостно обняла Вавилова:

– Макс, я знала, что ты справишься!

Майор стоял, глядя на дисплей диагноста:

– Вот зараза, недоглядел всё-таки. Надо доработать будет…

– Вавилов, ты о чём? Всё ведь работает. – Полковник, повернувшись, удивленно смотрела на него.

– Работать-то он работает, но на максимальной мощности башка болеть начинает, как с похмелья. Не смертельно, но неприятно. Я догадываюсь, в чём проблема, на днях исправлю.

– Осталось самое лёгкое… убедить генерала в том, что этот прибор надёжен. И уговорить его вернуть нам статус боевых пилотов – Полковник улыбнулась и продолжила:

– Можно на учениях организовать показательный бой... Приедет комиссия из Министерства, перед её мнением даже генерал бессилен. – по мере осознания сказанного глаза Вавилова приобретали знакомый блеск, появился реальный шанс вернуть всё.

– И всё-таки ты коварный человек, Настя… не изменилась совсем… ну разве что самую малость. Металлические нотки в голосе появились что-ли… Тверже стала. Да.

– Ага, тверже… и металла определённо добавилось – Полковник задумчиво разглядывала свой протез.

– Значит решено: провернём всё на учениях. Так… мой отряд снайперов будет прикрывать, а мы с тобой как в старые добрые времена пойдём вперёд…

Вавилов оживлённо продолжил:

– …где нас и подкараулит один из моих учеников с ЕМР – ранцем. Жахнет в широком диапазоне, чтобы зацепить обоих, но так как собранная мной защита работает, у нас лишь вырубятся гироскопы. С винтовки снять его сможешь? Только будет немного сложнее, чем обычно: при нашей скорости, да с внезапно вырубившимися гироскопами… короче в падении стрелять придётся. Зато всё будет правдоподобно.

– Ты ж меня знаешь. Стреляю я отлично. Не беспокойся, попаду и в падении.

Вавилов был доволен собой. План вышел практически идеальный. Осталось лишь дождаться учений и осуществить его.

Время, оставшееся до начала учений, пролетело практически незаметно. Лишь один факт вызывал сомнения: генерал в последнее время стал каким-то нервным. Всё в части стало его раздражать… всё стало "как-то не так”, а отдуваться приходилось подчинённым. Полковник чувствовала, что ситуация накаляется, но не могла понять, откуда исходит угроза. В конце концов, она решила ждать.


Бескрайние просторы Республики Зафтра

По плану учения должны были проходить на специально оборудованном полигоне… огромное открытое пространство, полосы препятствий для различной техники, искусственные водоемы и даже небольшой фрагмент города для боёв в разных условиях. Добираться до всего этого благолепия пришлось по железной дороге. На конечной станции перед посадкой в ванзеры был проведён инструктаж. Полковник давала последние указания перед марш-броском:

– Отряд, идём строем, дистанция пять метров, равнение на меня. Нас будет встречать комиссия, надо показать, на что мы способны. Напоминаю: наша задача прочесать указанные квадраты на предмет наличия противника. Действуем в условиях городской застройки, следовательно, использование винтовок затруднено. Стрелять только наверняка, город хоть и бутафорский, но внутренности зданий напичканы манекенами, изображающими гражданских. Боевой порядок, как на тренировках. Выполнять! – и, развернувшись, она медленно зашагала в сторону своего ванзера.

Модель "Вызов” корпорации "Дмитрий” была самой массовой из тех, что производились тяжёлой промышленностью республики. Отчасти дело и в широких возможностях для модификации и перестройки, позволявших заточить ванзер хоть под снайпера, хоть под ракетчика. Но всё это базировалось на колоссальной мощности генератора, приличном бронировании, не уменьшающем подвижности, и надёжности автомата Калашникова. Именно поэтому Полковник отдавала предпочтение этой модели. Она нежно похлопала машину по лобовой броне и со словами:

– Ну что, вспомним былые времена… – дёрнула утопленную в корпус ручку открытия кабины. Боковая часть привычно отъехала вверх, освободив достаточно места. Полковник отработанным движением скользнула внутрь и поудобнее устроилась в кресле пилота. Хотя на кресло это походило мало. Скорее на лежанку. Проверив связь нейрокостюма с ванзером, она зафиксировала ноги, а руки привычно просунула в управляющие кольца. Боковая стена с легким шипением встала на место, отгородив пилота от внешнего мира. Остальные процедуры были проведены достаточно быстро и особых нареканий не вызвали. В конечном итоге Полковник одела шлем, данный ей Вавиловым и щёлкнула тумблером, переходя на другую частоту:

– Вавилов, приём. Всё идёт по плану?

– Так точно, товарищ полковник. Оборудование настроил, с личным составом инструктаж провёл. Всё готово, встретимся на полигоне.

– Ну, с Богом… – и Полковник, вскинув винтовку, зашагала во главе колонны. Первые несколько километров бойцы шли как обычно, затем им стал надоедать постоянный контроль местности, в эфире стали проскакивать анекдоты. Неожиданно на всех частотах раздался голос:

– Это ястреб-4, всем срочно перейти на общую частоту.

Полковник, заинтересовавшись, последовала совету.

– А сейчас по просьбам воюющих я исполню композицию, которую написал недавно… под впечатлением от внезапно вернувшегося в строй нашего командира. Товарищ полковник, я знаю, вы меня сейчас слышите… – и эфир наполнил мелодичный гитарный перебор. Полковник невольно заслушалась. Кузнецов знал толк в музыке. Под аккомпанемент гитары и сервоприводов отряд добрался до полигона. На импровизированной площади, заваленной обломками, их ждал Вавилов.

– Товарищ майор, почему именно Желание? Помнится, у вас были другие предпочтения… – голос, прозвучавший на общей частоте, принадлежал Кузнецову.

– Лейтенант, я этот ванзер сам оснастил до последней электронной мелочи. Да и генератор у него помощнее ваших будет. Для импульса – самое то. Ладно, Полковник, веди… – и процессия двинулась сквозь ряды мрачных зданий, растянувшись цепью и отслеживая каждое подозрительное движение.

Пока что вокруг было относительно тихо. Полковник шагала первой, держа винтовку наготове. Пройдя ещё четыре квартала, она поняла, что боевые навыки не забыты, а ванзер слушается команд на удивление чётко. Два ванзера из отряда условного противника лежали неподвижно, слегка дымясь. Одного она засекла в развалинах среди куч строительного мусора, второй пытался спрятаться за частично разрушенным домом, от которого остались лишь стены. Его выдало пустое окно третьего этажа, в котором Полковник заметила ванзер.

– Отряд, держать строй, контролировать подступы к позиции. Ястреб-2, за мной, ястреб-4, остаешься за старшего… – два ванзера отделились от основной массы и двинулись вперёд. Один шёл с винтовкой наперевес, второй сжимал в руках две здоровенные дубины.

– Вавилов, откуда такая любовь к оружию ближнего боя? – Полковник вела ванзер через узкий переулок, вытянув винтовку вдоль него и время от времени цепляя плечами стены, с которых сыпалась бетонная крошка.

– Эх, Анастасия Ивановна, я ж не спрашиваю, откуда у тебя любовь к винтовкам… хотя я всё-таки отвечу. В который раз уже. Всё гениальное – просто. Конечно, ты со своей снайперкой можешь снять цель издалека, но я просто не могу выразить словами чувство, когда подбегаешь к вражеской машине и с размаху врезаешь ей дубиной. Просто мне так больше нравится. Ладно, не отвлекаемся. Скоро наш выход… – договорить ему так и не дали. Из тупика показался блок стволов, и, вращаясь, выплюнул в сторону идущих первую порцию свинца. Посланная Полковником пуля выбила кусок кирпича из угла дома, за которым стрелявший предусмотрительно скрылся.

– Вавилов, бегом! Впереди через тридцать метров арка, ныряем в неё, пусть только сунется за нами, там все входы простреливаются – Полковник ускорилась и буквально влетела в арку, слегка впечатав ванзер в стену. Вавилов следом не появился. Спустя мгновение в наушнике раздался его голос:

– Товарищ полковник, держите позицию, я сейчас буду. Он в тупике, дома не особо высокие. Перепрыгну.

– Ты ничуть не изменился. Ладно, вернешься через арку, перед входом маякни, а то пристрелю ненароком.

Вавилов, как оказалось, рванул в противоположную сторону и скрылся в развалинах.

– Так… сейчас и проверим, настолько ли хороши торсионы, как их хвалили… мощность процентов шестьдесят, угол… восьмидесяти хватит. Теперь осталось вырубить его ванзер. – с этими словами он щёлкнул переключателями, рюкзак на спине провернулся, на приборной панели мигнул зелёный индикатор.

– Технику попортили, самое время эффектно появиться… – и он запустил пару дымовых гранат в единственный вход в тупик… после их срабатывания ванзер присел и с громким шипением выпрыгнул вверх, оставив за собой быстро растаявшие облачка газовой смеси. Четыре секунды о ванзере напоминала лишь его тень да глубокие вмятины на асфальте по форме широких ступней. Затем последовал низкий звук удара о землю и сразу за ним звонкий металлический стук. Вавилов стоял вплотную к пулемётчику, корпус которого украшала глубокая вмятина.

– Этот готов… теперь можно и к Полковнику. Давненько я так не веселился. – Вавилов развернул ванзер и, пригибаясь, зашагал по направлению к арке. Вскоре он вынужден был перейти на бег, а последние метры вообще преодолел в прыжке. Следом за ним арку прочертила длинная очередь.

– Вот ведь зараза, ещё один на нашу голову – майор развернулся, задев ногой стену. В проломе виднелся манекен, сидящий в глубине комнаты за столом.

– Один? Я думала, что ты заметил. Пулемётчик прикрывает рукопашника – Полковник выглядела оживлённой. Вавилов узнал это состояние, она возвращалась к привычному образу жизни.

– Рукопашник - мой, а с пулемётчиком сама разберешься. Ты ведь не против?

– Ты шутишь? Я чертовски рада, что нас вообще допустили до учений, давай уже разберемся с ними, нам ещё перед комиссией спектакль разыгрывать – Полковник рванулась наружу, обходя дом, за которым затаились противники. На полпути она свернула и углубилась в развалины, благо их в этой части "города” было в изобилии.

– Отряд, мы обнаружили противника, рассредоточьтесь и прочёсывайте следующий квадрат, мы справимся сами…

– Вас понял… – Кузнецов был явно недоволен происходящим.

Вавилов тем временем старательно наводил помехи на участок, где, по его мнению, находились ванзеры врага. Тот факт, что противник может передвигаться, его не смущал.

– Не в том положении сейчас они, чтобы передвигаться. Наверняка стоят на месте, держат улицы под прицелом – думал он, проверяя частоту импульса. Полковник, достаточно отойдя в сторону, добралась до улицы, в конце которой была засада. Визор шлема привычно выдал картинку из прицела. За полуразрушенным домом явно стоял пулемётчик: ящик с боеприпасами за спиной и отходящая от него широкая лента выдавали владельца. Рукопашник обнаружился чуть поодаль: он притаился, насколько это было возможно для здоровенной боевой машины, между двумя домами.

– Паршиво, второго никак не снять отсюда… ну да ладно, щас сам вылезет… – остальное Полковник сказала уже вслух:

– Вавилов, они в конце улицы, в двухстах метрах восточнее тебя. Я снимаю пулемётчика, рукопашник твой. Мешать не буду. Стреляю через пять секунд.

Выстрел прогремел, как стартовый пистолет, ванзер Вавилова рванулся вперёд, набирая скорость. Пулемётчик развернул оружие и начал стрелять… спустя мгновение многоствольный монстр захлебнулся и затих. Патронная лента была перебита. Полковник, смеясь, бежала ему навстречу. Противник перехватил ствол, видимо с целью использовать его в рукопашной, но такого шанса ему не представилось. Вторая пуля выбила сноп искр из лобовой брони напротив кабины, сработало реле, посчитав попадание смертельным, и ванзер вырубился. Вавилов на полной скорости нёсся, сшибая подвернувшиеся под ноги заборчики, он видел проём между домами, где, по словам Полковника, сидел второй… привычная последовательность действий и вот нужная частота и мощность импульса подобраны. Вновь мигнул зелёный индикатор, а между домами взметнулось облачко пыли. Майор знал, что произойдёт в следующие несколько секунд… как он и предполагал, ванзер противника, "потерявший” сигнал с сенсоров, ослеп и несколько секунд, пока сигнал успешно глушился, двигался буквально на ощупь, ломая всё вокруг в узком пространстве. Этого вполне хватило, чтобы приблизиться практически вплотную. Внезапно вновь прозревший рукопашник был очень удивлён, увидев перед собой ванзер условного противника. Но это не помешало ему, технично развернувшись, проломить стену и скрыться в облаке пыли. Вавилов прыгнул следом, вновь колдуя над ЕМР – ранцем. Следующий импульс был уже вполне серьёзным. Рукопашник замер на бегу, так и не опустив одну ногу, и, завалившись вперед, рухнул на нечто, отдалённо напоминающее детскую площадку. Подошедший Вавилов саданул его по корпусу, удостоверился, что ванзер выведен из строя и побежал по улице, выходящей на площадь. Возле нагромождения стальных бочек, изображавших памятник, Полковник изображала часового на посту, методично прогуливаясь вокруг монументального сооружения с винтовкой наперевес.

– Вавилов…что-то ты задержался… – в голосе Полковника проскакивали нотки иронии.

– А он упорный был, пришлось побегать. Ладно, вроде всех обезвредили, пора на последний рубеж – с этими словами он, помахав дубиной кружившему над домами беспилотному вертолёту с камерами и голографическим оборудованием, двинулся по разрушенной магистрали. Полковник шагала следом.

Пройдя несколько кварталов и не встретив ни одного ванзера, они вышли на очередную площадь, хотя это больше напоминало пустырь. На радарах был сплошной мусор, сенсоры стали барахлить.

– Он здесь… помехи наводит, зараза – Полковник крепче сжала винтовку, Вавилов беспокойно оглядывался.

– Подожди, сейчас определю частоту, на которой он буянит… хоть он и самый способный мой ученик, учителя на этот раз ему не превзойти.

– Вавилов, ты что там задумал? Ведь договаривались: он выходит на дистанцию выстрела, вырубает нам гироскопы и получает пулю. А мы празднуем победу. Разве не так?

– Так-то оно так… командование присутствовало при инструктаже. Пришлось сказать ему, чтобы держал позицию, пресекая любую возможность атаки, а генерал из комиссии, будь он неладен, заявил, что за ЕМР – ранцами будущее, что они – самая перспективная отрасль и так далее. Заморочил голову парню. Вот такие пироги…

– Значит, придётся действовать честно. Но я очень сильно сомневаюсь, что какой-то зелёный юнец способен обскакать двух опытных бойцов… да я его первым же выстрелом сниму, пусть только высунется и плевать на помехи, у меня прицел дублированный, сейчас только смотровые щели открою… – Полковник засуетилась, переводя оптику в другой режим. Вдавив в панель две кнопки, она с довольным видом поудобнее перехватила винтовку и оглядела окрестности в прицел. Тем временем небольшие листы брони слегка сдвинулись по направляющим, и лучи солнца проникли в кабину.

– Другое дело. Теперь даже если он вырубит сенсоры полностью, я смогу его пристрелить. Хотя… Вавилов, а чем он вооружён?

– Огнемёты… на время учений заправлены особым гелем. Твердеет на воздухе, после застывания прочность сравнима с легированной сталью. Если он зальёт тебе суставы, через пару секунд ванзер будет обездвижен.

– Огнемёты … ясно… значит, ему надо подбираться метров на десять, а то и ближе. На зрение я пока не жалуюсь, а правый глаз так и вообще чудо техники. Вавилов, прикрывай с тыла, мне там корпус обзор загораживает – и она повернула в пазах ручку экстренного открытия кабины.

Правая часть корпуса раскрылась: лобовой лист брони отъехал вверх, небольшая передняя часть, провернувшись, сложилась внизу. Боковая плита, служившая дверью, сдвинулась ближе к спине. Ветер свободно гулял по открытой кабине, пробирая до костей даже сквозь нейрокостюм, но Полковник этого не замечала. Она была слишком занята, высматривая вражеский ванзер.

– Радар засёк его. Юго-запад, метров пятьсот. Достанешь? – Вавилов был спокоен, как впрочем и раньше…

– Далековато без оптики… хотя… сейчас попробую правый глаз вместо неё использовать… – Полковник принялась щёлкать переключателями, достала запасной кабель из держателей и соединила шлем с блоком управления винтовкой. Внезапно она ускорилась, на ходу прокричав в микрофон:

– Вавилов, грамотей, какого чёрта мы на общей частоте висим?! Этот твой ученик наверняка её прослушивает – и, перейдя на закрытый канал, продолжила:

– Сближаемся с ним… быстро. Метров до трёхсот надо, иначе сложно придётся, у этих учебных пуль разброс большой.

– Понял, зайду слева – и, вылетев из-за спины, ванзер майора скрылся в клубах пыли. Несколько секунд они бежали молча, о приближении к врагу говорили лишь сплошные помехи на радарах и постепенно сходящие с ума сенсоры. Полковник краем глаза уловила движение слева: возле стены одинокого здания блеснул, провернувшись, стальной цилиндр.

– Вот чёрт, не успели… – только и успела подумать она, а в следующее мгновение виски сдавила тупая боль и ванзер перестал реагировать на действия пилота. Огромная боевая машина медленно заваливалась вперёд. Дождавшись, пока ванзер упадёт окончательно, Полковник отстегнула крепления и выбралась из кабины бесполезной теперь железяки, не забыв прихватить с собой винтовку в чехле, которая была приторочена к корпусу. Слева лежала ещё одна груда металла – ванзер Вавилова. Майор тоже выбрался наружу и бежал вперёд, на ходу выхватывая пистолет.

– Вавилов, стоять! Твоя пукалка ему даже броню не поцарапает – Полковник встала на одно колено, держа винтовку и прильнув правым глазом к окуляру оптики.

– Заряжена бронебойными… должно хватить. Главное не дать ему подойти.

Четыре выстрела прогремели за каких-то пять секунд, каждый отзывался легкой вспышкой вдали, где темнела, медленно приближаясь, громада ванзера. Четвёртый стал последним. Знакомый сноп искр и вражеская машина встала.

– Вот и всё… надеюсь все всё видели – Полковник пробежалась взглядом по небу, остановившись на беспилотнике, зависшем в воздухе чуть правее… Вавилов, убрав пистолет в кобуру, стоял рядом с ней и улыбался.


Режимная в\ч, местонахождение неизвестно

– Полковник Александрова, майор Вавилов, поздравляю вас с возвращением статуса боевых пилотов… – генерал говорил сквозь зубы. Было видно, что слова даются ему нелегко, что это не его решение, но он вынужден его принять.

– В комиссии как-то узнали, что вы – киборги, и, находясь под впечатлением от ваших действий на поле боя, намылили мне шею и приказали реабилитировать вас. Можете не благодарить, это всего лишь приказ. Я сам ни за что бы вас не выпустил сражаться, это для меня принципиально. Вольно, свободны. – генерал махнул рукой, давая понять, что аудиенция окончена.

Первые дни Полковник находилась в состоянии эйфории. Никто ещё не видел её такой счастливой. Майор был более сдержан, он лишь выбил себе некоторые привилегии, полагающиеся только боевым пилотам с допуском на задания. Неделю всё шло, как обычно, разве что более оптимистично и уже без примеси депрессии… страна по-прежнему пребывала в изоляции, операции за её пределами спецназом не проводились, но сам факт наличия допуска на эти самые задания грел душу. А через неделю всё рухнуло: Генералу пришёл пакет. Степень секретности была наивысшая. После прочтения он осунулся, помрачнел и как будто постарел лет на двадцать… Спустя сутки всю часть собрали на плацу: Генерал вышел вперед и, встав перед бойцами, заговорил:

– Сверху пришла директива: в связи со сменой правительства и курса правящей партии силы спецназа расформировать, базы законсервировать, ванзеры, оружие и прочую технику уничтожить. Личный состав распустить по домам, допуски к секретным документам аннулировать.

Люди на плацу недовольно загомонили, послышались отдельные выкрики, преимущественно матерные. Ещё бы, на этой базе практически все обожали свою "работу” и по разным причинам не мыслили себя на гражданке.
Полковник нашла в строю Вавилова:

– Майор, валить нам надо… и побыстрей. Только самое ценное прихвати, что успеешь. Есть у меня мысли по поводу ситуации в стране, озвучу позже, сейчас не время. Встречаемся вечером возле КПП. Вавилов понимающе кивнул. Генерал тем временем продолжал:

– Завтра прибудут полномочные представители, будут наблюдать за исполнением директив. Разойтись!

Стемнело. По базе то и дело проезжали гружёные автомобили, свозившие оружие в ангар, тяжело громыхали оружейные платформы, заполненные ванзерами. Полковник стояла в тени навеса КПП и нервно перебирала лямки рюкзака. Волосы развевались на ветру. Вавилов появился неожиданно, выйдя из-за противоположной стены:

– Наконец-то… я уж думала, что не придешь. Пошли, сейчас выход с базы свободный.

Часовые и дежурный на КПП смотрели вслед удаляющейся паре, а Кузнецов в казарме задумчиво перебирал струны. Полковник оставила его вместо себя, но лейтенант с каждой минутой всё сильнее осознавал, что его место не здесь… в конце концов он собрал вещи и, повесив гитару на плечо, вышел через КПП. Луна в безоблачном небе озаряла мертвенно-бледным светом обречённую базу.

Продолжение (вторая часть).





Категория: Front Mission 4 | Добавил: An[DR]oid (14.09.2011) | Просмотров: 5920

Всего комментариев: 0


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Форма входа
Логин:
Пароль:
Наш опрос
Какому типу оружия вы больше всего доверяете в бою?
Всего ответов: 3357
Статистика

Rambler's Top100


Онлайн всего: 3
Гостей: 2
Пользователей: 1
AndrewSn


Система Orphus

Друзья сайта
игры для ps1

База переводов приставочных игр на русский язык