Главное меню
Статьи: категории
Front Mission 2 [8]
Front Mission 3 [10]
Front Mission 4 [13]
Front Mission 5 [12]
Front Mission Evolved [7]
Остальные игры серии FM [5]
Vanguard Bandits [9]
Carnage Heart [5]
Другое [7]
Обновления [?]
Новости
Ванзеры в Blender
На форуме [+]
Перевод FM3 (141)
Новые комментарии [+]
Прохождения сценария Эммы на платину
Мини-чат

 

Статьи

 Главная » Статьи » Front Mission 4

Front Mission 4: фанатский рассказ, часть 2


Автор материала - пользователь An[DR]oid.
Продолжение первой части.


Штаб-квартира отряда Дюрандаль

– Свершилось. Ланкастер был прав… в который раз прав – Зид сидел в своём кресле и просматривал последние новости: в республике Зафтра произошёл государственный переворот, начались беспорядки на улицах. Народ наспех вооружался и громил всё, что относилось к новой власти. Первыми пали мэрии и прочая недвижимость власть имущих. Затем людской гнев поутих, они ждали появления новых отрядов силовых структур, ведь старые были расформированы… то и дело проскакивали сообщения о взорванных автомобилях, поездах, самолётах.

– Одним словом - Анархия… такими темпами они сами не справятся. Наверняка новое правительство станет просить помощи в урегулировании ситуации. А мы за помощь выбьем себе льготные тарифы на поставку ресурсов – Эллисон вошла и с порога принялась рассуждать о грядущем.

– Я так не думаю… Зафтра слишком замкнута. Даже новая власть не решится на такой шаг. Скорее они будут пытаться решить всё самостоятельно, но потеряют много времени, не добившись результата. А их экономика тем временем рухнет. Вот тогда мы и предложим им помощь… в виде инвестиций. Не даром, разумеется – Зид, прочитав очередную сводку, откинулся на спинку кресла и потянулся:

– Я не хочу рисковать своими людьми, мне хватило сражений с войсками Зафтры…

– Зид, ты мыслишь слишком узко. Кто сказал, что новое правительство целиком и полностью разделяет старые принципы?

– Эллисон, хватит недомолвок… ты что-то знаешь? Выкладывай, это может быть интересно и важно.

– Ладно, есть мнение, что к смене правительства причастен правящий аппарат Германии… они же и диктуют условия.

– То есть нам в любом случае что-то перепадёт. Германия ведь нам не чужая.

– Да, ты прав, но меня смущает другое. Мелькали сообщения о многократном усилении охраны ресурсных баз и месторождений различных полезных ископаемых. Все крупные заводы также взяты под контроль. Как будто чья-то загребущая рука прибрала всю оборонку и ресурсы в придачу.

– А что с тяжёлой промышленностью? Где данные со спутников над крупнейшими заводами ванзеров? Эллисон, мне это очень не нравится…

– Там подозрительная активность, охраны больше не стало, но к заводам подвозят материалы и запчасти… практически непрерывно.

– Готовится что-то большое. А что по этому поводу думает наш премьер-министр?

– Отмалчивается. Даже если он в курсе, то знает немного. Тут скорее личное. Премьер Германии не смог простить атак на его базы. Дюрандаль, всего лишь разгромивший Bleur Nebel, с этим и рядом не стоял. В кабинет, постучавшись, вошла Латона и спросила :

– Из Зафтры ничего нового? – в её глазах смешались противоречивые чувства, но доминировало, как и следовало ожидать, беспокойство.

– Нет, сообщений по-прежнему нет. Посмотри новости, может там что-то новенькое появилось – Эллисон старалась быть непринужденной и спокойной.

– Да я этому ящику никогда не поверю, им лишь бы рейтинг поднять, готовы исказить факты до неузнаваемости. Так что нет смысла эти хреновости смотреть… – и она вышла, хлопнув в сердцах дверью.

– Бедная… беспокоится за свою родину.

– Её родина теперь здесь, и будет лучше держать Латону в неведении. Быстрее свыкнется с мыслью, что всё кончено – Зид помрачнел, глядя в монитор.

– Временами ты меня пугаешь… – Эллисон выбежала из кабинета. Зид снял трубку и набрал номер:

– Гермес, следи за ситуацией в республике. Мне нужны свежие данные.


Бескрайние просторы Республики Зафтра

– Ну и куда нам теперь податься? – Вавилов был абсолютно серьёзен. Одно дело, когда они рассуждали на эту тему, имея работу в части, и совсем другое, когда ты стоишь на улице, моросит мелкий противный дождь, а идти некуда, но решать что-то всё равно необходимо. Полковник, щёлкнув пальцами, произнесла:

– Можно к моим старикам рвануть… как раз я у них давно не была. Вот только впечатлительные они…

– Дело говоришь… к ним и пойдём. Только сначала ты мне всё-таки объяснишь, что вокруг творится и как нам в это не вляпаться.

– В двух словах нам всё генерал обсказал, куда уж подробнее. Хотя… вот как доберемся до моих, там и поглядим. У деда шикарная радиостанция, да и любитель он секретной информации всякой. Наверняка уже в курсе происходящего и осведомлён куда лучше нашего – Полковник достала из рюкзака карту и, развернув её, принялась искать наиболее удобный путь.

Спустя две недели тишину деревни N на юге Сибири нарушил стрекот мотоциклетного движка. Допотопный бензиновый монстр проехал по короткой улочке, подняв тучу пыли и затормозил возле добротного двухэтажного бревенчатого коттеджа, крышу которого украшала высокая штанга с медленно вращающимся ветряком.

– А здесь всё по-старому… как будто время остановилось. И так же трудно добраться. Вавилов, вылезай, приехали! – Полковник слезла с видавшего виды агрегата и, толкнув храпящего в коляске майора, встала возле дома… сонный майор вяло потащился за ней следом.

– Дед! Это я!

– Настя? – донеслось из комнаты и зевающий Вавилов, разувшись и повесив драную куртку на вешалку, пошёл на голос. Облокотившись на дверной косяк, он заглянул в комнату : абсолютно седой старик с резкими чертами лица, одетый, как ни странно, в камуфляжные штаны и куртку, радостно обнимал внучку.

– А где бабуля? – Полковник, улыбаясь, сняла рюкзак и бросила его на пол.

– Я за неё… – дед хитро прищурился и почесал окладистую бороду, тоже белую, как свежевыпавший снег, и продолжил:

– Ладно, шучу, в огороде она хозяйничает… пошли, обрадуем.

– Ну пошли, давненько уже я у вас не была. Зато теперь надолго здесь. Отдохнуть охота. Да, кстати… это майор Вавилов, Максим Теодорович. Ему бы тоже перекантоваться… – шедший следом майор стушевался перед пристальным взглядом деда.

– Староват майор-то. Бабка не оценит… – поморщившись, выдал старик.

– Дедуль, ты меня не так понял… – Полковник покраснела…

– И сними уже свои нелепые очки… почти всё лицо закрывают.

– А вот это явно будет лишним. Я не уверена, что ты должен это видеть – старик, помрачнев, резко вскинул руку и сдёрнул солнцезащитную маскировку с лица внучки. Его брови удивлённо поползли вверх:

– Вот уж не думал, что доживу до тех времен, когда учёные смогут делать качественные кибер-протезы. Удивила старого, нечего сказать. Надеюсь больше сюрпризов не будет? Вместо ответа Полковник молча вытянула вперёд левую руку и медленно стянула перчатку.

– Мать моя женщина… – аккуратно прощупав протез, дед вздохнул и, покрутив очки в руках, вернул их:

– Одевай обратно, незачем бабке это видеть.

– Мда… я-то думала, что всё будет куда сложнее.

– Настя, не забывай, мы живём в такое время, когда чем-то удивить уже очень сложно. Писатели, поэты и прочие творцы напридумывали столько всего, что фантазия обычного человека оказалась пресыщена. Да и вообще я человек современный, стараюсь следить за технологическим прогрессом. Как-никак он помог мне в моём возрасте выглядеть и чувствовать себя лучше.

Огород был огромен… он огибал коттедж с трёх сторон, расчерченный, словно по линейке, ровными линиями дорожек. Росло здесь всё и даже немного больше. Отдельно стоял сад, приствольные круги деревьев были расположены в шахматном порядке. Чувствовалась опытная рука, управлявшая всем этим буйством зелени. Обладательница этих рук нашлась между аккуратными рядами помидорных кустов.

– Настенька! Надолго к нам? Похудела-то как… совсем вас там плохо кормят. Ну ничего, у нас тут всё натуральное, со своего огорода – обнимая внучку, затараторила пожилая женщина, оторвавшись от подвязывания клонившихся к земле кустов. Счастливое лицо было затянуто в цветастый платок. Она толкнула стоявшего рядом деда:

– Старый, чего застыл, проводи гостей в дом, я скоро буду… – и снова углубилась в садово-огородную деятельность.

Спустя полчаса все были в сборе, на веранде был накрыт стол. В центре стола стоял, играя на солнце хромированными боками, самовар, стилизованный под старину. За разговорами и расспросами время пролетело незаметно. Поздним вечером Полковник, прихватив Вавилова, решила заглянуть в комнату деда. Вопросы относительно ситуации в стране так и оставались невыясненными.

– А, Настя, заходи… и майор с тобой. Превосходно. Я уж думал, что вы не заглянете на огонёк… вам ведь нужны ответы на вопросы, так? И старый параноик с нездоровым интересом к секретной информации показался вам оптимальной кандидатурой. А, точно, чуть не забыл. И ты всё-таки моя внучка. – старик, сидевший на табуретке перед старым монитором, повернулся:

– В стране творится какой-то кошмар. Мало того, что неизвестные раздолбаи провернули государственный переворот, так они ещё и умудрились продать родину заокеанским шавкам. Вся промышленность, включая военное производство, взята под контроль. В большинстве оборонных предприятий и НИИ буржуйская охрана и руководство. Пендосы вконец оборзели. Эх, жаль, что сейчас уже не то время, ПРО у них работает, как часы, да и гвозди в шахтах пустые стоят… – дед, поморщившись, погрозил монитору кулаком.

– Дедуля, ты о чём? Какие гвозди? Ты ж вроде не сумасшедший…

– Вовремя ты, внучка, заглянула. Я конечно знаю, как фанатично ты предана самой идее войны… да и совестно мне стало, что держал тебя в неведении… в общем деревенька наша не случайно тут выросла. Раньше здесь военная база была, секретная очень. Только на паре военных карт обозначенная. Её даже маскировали одно время, как и многие другие. Так прятали, что и со спутников никто не разглядел. Но ничто не вечно. Базу законсервировали, персонал распустили, а секретность снимать не стали. Вот я и прикупил тут под шумок землю-то… выстроил дом и зажил счастливой жизнью беспечного старика. Постепенно пришли такие же отшельники и поселились рядом. Этакий уголок тишины и покоя в нашем загаженном двуногими паразитами мире.

– Так где база-то? Деревня как деревня, ничего особенного я не заметила.

– Не торопи события, Настя, всё расскажу, но по порядку – дед достал старый фотоальбом. Вавилов вздохнул, предвкушая скучнейшую лекцию.

– Вот, смотри… – с этими словами он перевернул несколько страниц. С фотографии смотрел и улыбался молодой солдат в форме ракетных войск. Местность была смутно знакомой. Полковник узнала очертания гор на заднем плане. Фото было сделано двадцать лет назад на этом самом месте. За спиной солдата возвышался тягач, чуть поодаль виднелись открытые створки ракетных шахт. Из некоторых торчали носовые обтекатели ракет. Кирпичное здание слева напоминало казарму. Бетонный забор довершал картину.

– Это сын моего старого друга… служил здесь, сейчас работает где-то за границей. От него я и узнал про это место. Остальное ты знаешь – старик отложил альбом в сторону и повернулся к Вавилову:

– Майор, как мне известно, вы спец по радиоэлектронным помехам… значит увиденное вас определенно заинтересует – и, перелистнув ещё с десяток страниц, он показал фото: Группа людей в белых халатах на фоне испрещенного маркировками и аббревиатурами стального ящика.

– Откуда это у вас? Ведь тот проект был заморожен… – Вавилов выглядел удивлённым.

– Ладно, дедуля, я знаю, что у тебя в запасе ещё много тайн, но нам бы с нынешней ситуацией разобраться. Я так понимаю, за новой властью кто-то стоит. Кто-то из-за границы. И он не сунется в открытую, даже если мы надавим на эту самую новую власть. Народ наверняка против такой смены курса, как максимум, этот кукловод пошлёт прихвостней под видом миротворческого контингента. Слишком дорог международный авторитет. Значит, задача упрощается. Всего лишь проскользнуть сквозь кольцо охраны правительства и вытрясти ему душу – Полковник стала серьёзной, взгляд стал жёстким и цепким.

– Теперь о плохом: мы понятия не имеем, где скрываются эти засранцы, у нас нет ванзеров. Чёрт, у нас даже оружия нет – и она в сердцах долбанула протезом по столу.

– Внучка, не перегибай палку. Я в курсе твоих боевых достижений, но даже на пике своей формы ты не сможешь разобраться с таким количеством врагов разом. Задавят числом, тебя не спасёт ни винтовка, ни предельная дальность. Остаётся уповать на майора и его талант… – дед снова уставился на Вавилова, сверля его взглядом:

– Ну что, майор, приглядишь за кровиночкой? Не дашь в обиду? Вернёшь её живой и здоровой, так и быть, устрою вам благословение родственное.

– Дедуля, опять ты за своё! – Полковник сжала кулаки.

– А что такого, Настя? Ты молода, красива, а может, я правнуков понянчить хочу?

– Не беспокойтесь, верну в лучшем виде… – и Вавилов успокаивающе похлопал старика по плечу.

– Ну значит решено. За остальные сведения нас всех сгноят в лагерях, если поймают. Так что легально провернуть всё не получится. – дед вскинул вверх руку с вытянутым указательным пальцем:

– Пора уходить в подполье! – и деловито зашагал в смежную комнату.

– Где-то я эту фразу уже слышала… – Полковник, на мгновение задумавшись, пошла следом, утянув за собой майора.

Дед, скатав коврик на полу и откинув находящийся под ним люк, возился с кодовым замком. Полковник подошла и, заглянув через плечо, удивлённо присвистнула. Вавилов стоял поодаль, ожидая, пока они закончат. Под люком была входная шахта военного бункера: верхушка величественного сооружения из стали и железобетона. Оголовок шахты венчал массивный люк, украшенный кодовым замком. Вскоре был введен код и люк, еле слышно зашипев, медленно подался вверх.

– А вот и подполье, прошу внутрь, я пока здесь все закрою.

– Мда… похоже на ракетный бункер начала ванзерной эпохи… шикарно сохранился и, видимо, разграблен не был – Вавилов рассуждал вслух, спускаясь по скобам. Полковник спускалась следом. Достигнув дна, они осмотрелись: помещение в форме полусферы с шахтой выхода на поверхность в пяти метрах от пола, на потолке по центру. Металлическая лестница приварена намертво, но заметно, что раньше она могла задвигаться наверх. Два прохода друг напротив друга в стенах. Спустя несколько минут старик присоединился к ним :

– Да будет свет! – щёлкнув утопленным в стене тумблером, сказал он. Помещение, ранее освещённое лишь аварийной маломощной лампой в красном абажуре, посветлело. Казалось, светились сами стены. Подойдя ближе, Вавилов убедился в этом. Полупрозрачный полимер и упрятанные внутри лампы. Над каждым из двух проходов светились обыкновенные лампочки. В даль коридоров уходили гирлянды им подобных, висящих на общем проводе, укрепленном на стене в держателях для кабелей.

– Нам налево, не отставайте… – и старик быстро зашагал по своей вотчине.

Коридор оказался не особо длинным, от силы метров сто, но он постепенно уходил вниз. И если в самом его начале ещё встречались двери в стенах: различные обслуживающие агрегаты и механизмы явно находились за ними, то ближе к концу их уже не было, а стены заметно сузились. В конце концов, свернув в боковое ответвление, троица протиснулась в огромный подземный зал. Купол из армированного бетона поддерживало множество колонн, а на полу в расчерченных краской и пронумерованных квадратах стояли ящики. Много ящиков.

– Анастасия Ивановна… – майор оглядывал помещение и ящики, он оживился, увидев знакомую маркировку на них:

– Здесь боеприпасов на всю Третью Мировую хватит… и всё для ванзеров между прочим.

– Дедуля, не хилую заначку ты себе накопал, я смотрю – Полковник пробежалась взглядом по ровным покрытым пылью штабелям.

– Это ещё не всё… идите за мной – и старик двинулся между ящиками. Проследовав к дальней стене, где была еле заметная дверь, дед, отомкнув её и сняв амбарный замок, прошёл внутрь. Полковник, пожав плечами, двинулась следом. Оставшийся в гордом одиночестве Вавилов бросил ещё один взгляд на штабеля боеприпасов в зале и, шагнув в проём, закрыл за собой дверь.

Небольшой коридор с аналогичной гирляндой ламп вывел их в очередной зал. Такой же купол, те же колонны. Но пространство было заполнено куда большими по размеру ящиками.

– Нифига себе арсенал… – глянув маркировку ящиков, только и смогла вымолвить Полковник :

– Не могу поверить, что это всё не уничтожили.

– Зачем же уничтожать? В те далёкие времена наша страна не верила никому, наученная горьким опытом прошлых лет. Поэтому все договоры, подразумевающие сокращение вооружений, были восприняты с недоверием. Комиссиям демонстрировали утилизацию устаревшего по всем категориям оружия и списанной техники. А самые современные на то время образцы, скрытые благодаря вашим, майор, коллегам, были законсервированы на базах, подобных этой. Вместе со всем необходимым – старик, словно экскурсовод, охотно выдавал сведения, относящиеся к объекту.

– То есть здесь и ванзеры есть? – Полковник, потирая руки, присматривалась к ящику с винтовкой…

– Конечно есть, куда же без них… мне бы только пару-тройку сотен толковых пилотов найти… держал бы тут оборону хоть вечно.

– Сколько-сколько пилотов? Я не ослышалась? – Полковник удивлённо смотрела на деда.

– Нет, не ослышалась… в третьем зале три сотни ванзеров, готовых к употреблению. Осталось лишь проверить энергоустановки да вооружить. В центре между залами пусковой комплекс. Девять катапульт для запуска ванзеров. А по периметру ракетные шахты с межконтинентальными баллистическими ракетами. Вот о каких гвоздях я говорил. Но, к сожалению, ракеты без боеголовок. Транспорт с ними так и стоит в грузовом лифте, забытый со времён консервации. А мне одному с ними не сладить, да и мощностей генератора не хватит, чтобы заново лифт запитать. Чувствуешь трагизм ситуации?

– Всё с тобой ясно… ты осуществил свою мечту.

– Не совсем… про ракеты я только что говорил… так вот: мне бы боеголовки к шахтам доставить. Краны есть, смонтировать – дело техники. А вот дальше – уже совсем другая история… – дед мечтательно улыбнулся и продолжил:

– Давайте за мной, нам в третий зал. Буду вас вооружать.


Бункер под N-ском, местонахождение неизвестно

– Где данные по законсервированным базам за последние скажем… пятьдесят лет? – худощавый мужчина среднего возраста в деловом костюме сидел за грубо сколоченным столом, глядя в монитор. Напротив него стоял генерал ракетных войск в форме.

– Данные тут… давай покажу… – и генерал вставил в стоящий на столе системный блок флэшку. Экран моргнул, всплыла карта с пометками. Восемь из десяти точек были перечёркнуты жирными красными крестами, одна светилась зелёным. Человек в костюме поправил галстук, сглотнул, затем протер глаза и вновь уставился в монитор:

– Только не говорите мне, что восемь баз кто-то пытался вскрыть, и автоматика сработала на самоуничтожение…

– Ясен пень, пытались. Это ж Зафтра, а не твоя сопливая родина – генерал явно издевался над собеседником, чувствуя свою необходимость.

– Чёрт! Так и знал, что в этой богом забытой стране никогда нельзя ничего оставлять. Даже под замком. Даже с высшей степенью секретности. Ладно, где оставшиеся базы?

– Глаза разуй, в Подмосковье сидим мы, вторая за Уралом, в Сибири.

– Ничего не понимаю. Вы, русские, какие-то нелогичные. Вот объясни мне, зачем было строить четыре базы в Сибирской тайге? ЧЕТЫРЕ!! Не лучше ли их равномерно распределить по территории страны? Генерал, усмехнувшись, сказал:

– Неужели у вас хватит ракет, чтобы покрыть всю территорию? Или вы будете методично выжигать квадрат за квадратом? Нет, вы обработаете только крупные города. В любом случае вам нужны ресурсы, а не голая бесплодная пустыня. Поэтому большинство стратегических объектов строилось в таких ебенях, куда ваше пендосское правительство никогда не догадается заглянуть.

– Ладно, всё, что хотел, я выяснил. Дело за малым – иностранец встал из-за стола, вытащил из кармана трубку спутникового телефона и набрал номер:

– Наша цель в Сибири, координаты я передал на сервер. Везите людей туда. По моим данным база содержит всё необходимое. Там их точно не найдут, нам нужно выиграть время – неизвестный собеседник что-то бубнил в трубку, качество связи было паршивым :

– Да мне плевать, что они не хотят. Свяжите и перевезите. От них требуется немного : выпустить пару-тройку новых законов, чтобы народ поутих. Не забудьте пустить это по всем каналам. И замаскируйте там всё. Не дай бог заметят, что вещаем из бункера, всю страну перероют, но найдут. Охранять вас поставлю элитный отряд, муха не пролетит. Отбой. – И он, спрятав телефон обратно в карман, повернулся к генералу:

– В последнее время вы стали слишком грубы со мной… похоже ваша значимость и необходимость взрастила эти чувства. Но ничто не вечно, я узнал от вас всё, что хотел… прощайте – с этими словами он достал из кобуры под пиджаком пистолет, но выстрелить не успел. Генерал, молниеносно выбросив вперёд руку, перекатился за стол. Пистолет с глухим стуком упал на пол, следом за ним с гортанным хрипом, держась за горло, из которого торчала рукоять метательного ножа, свалился и его обладатель. Генерал показался из-за стола, встал, отряхнул форму и подошёл к скрючившемуся на полу человеку:

– Вот из-за такой падали, как ты, страну и просрали. Но ничего, времена, когда высшее командование было сплошь жирными тупыми свиньями, прошли. Мы ещё повоюем. И он, пнув безжизненное тело в луже крови, направился к жилым отсекам, не забыв запереть дверь. Охрана его не тормозила. Как-никак советник командира… пользуясь положением, генерал добрался до камер с пленными бойцами. Отдав им отмычки и весь свой комплект метательных ножей, рассказал, как мог о времени смены часовых и маршрутах патрулей. Спустя несколько часов база была под его контролем. Охрану вырезали без шума и пыли : иностранные солдаты не привыкли встречать серьёзного сопротивления, среди своих потерь не было, только пара раненых. Довольный генерал приказал задраить намертво все входы и выходы, выставить охрану и прочесать базу на всякий случай. Сейчас выбить его отсюда было весьма проблематично.


Бункер под деревней

– Дед, я только одного не понимаю… все генераторы на базе работают, а ты говорил, что мощности на лифт не хватает – Полковник сидела на полу, упершись спиной в широкую ступню ранней модели Вызова.

– Настя, всё немного сложнее, чем на первый взгляд. Но я рад, что ты задаешь правильные вопросы. Генераторы действительно работают. Дело в том, что при попытке проникнуть на законсервированную базу должна была сработать система самоуничтожения, но я обошёл эту формальность, у меня был ключ. Сын моего друга спёр его у начальства перед отъездом отсюда. Но есть ещё одна проблема: после самоликвидации базы здесь должна была остаться выжженная земля… поэтому пришлось мощности генераторов пустить на маскировку. Командование сюда не сунется. База числится, как уничтоженная, а со спутников здесь видно черное пятно. Вот лет через десять – пятнадцать можно будет снять маскировку, тогда более – менее правдиво выглядеть будет.

– И всё ты продумал.

– А то как же… конечно. В такие места без тщательно проработанного плана лучше не соваться. Сгинешь. Ладно, по коням. Выбирайте жеребцов.


Штаб-квартира отряда Дюрандаль. Кабинет Зида

– Зид, скажи мне, что ты к этому непричастен! – глаза Эллисон светились гневом, она потрясала в воздухе пачкой бумаг.

– Элисон, честное слово, про нас там даже не слышали! Ты что, мне не веришь?

– Ладно, чёрт с тобой, верю. Если бы ты облажался, было бы куда хуже.

– А из-за чего, собственно, весь этот шум? – Зид заинтересованно глядел на бумаги…

– Да всё Зафтра. Народные волнения не утихают. Новое правительство выпустило несколько законопроектов, но это не помогло. Нас и Blauer Nebel попросили урегулировать ситуацию в особо опасных районах. Инициатива была проявлена на Ассамблее. Но из республики пришёл отказ. В грубой форме. Нашему отряду запретили пересекать границу под любым предлогом. А Blauer Nebel с почётом проводили на ответственную миссию по установлению порядка и мира среди бунтующего народа. Что бы это могло значить?

– Теряешь хватку, Эллисон… это лишний раз доказывает, что правительство Германии причастно ко всей той каше, что заварилась в республике. Вот и не хотят они видеть в стране отряд особого назначения, способный докопаться до истины. Ведь стоит только народу Зафтры узнать, кто стоит за всем этим, как Blauer Nebel, новую власть и её прихвостней просто растопчут. Латона мне как-то рассказывала об интересном понятии : "Русском менталитете”, запомнилась партизанщина, а также террор… туго придётся тем, кто спровоцирует на себя гнев народа…

– Ладно, с этим разобрались, причины тоже понятны. Но вот чего добивается Германия? – Эллисон задумчиво барабанила пальцами по столу…

– Поживём–увидим, доживём–узнаем, выживем–учтём! – сказал Зид и расхохотался.

– И этому тоже Латона научила?

– Ну да… а что? Это разве важно?

– Важно, Зид… больше чем ты думаешь. Зря ты так с ней. Это её родина. И это великая страна, как и населяющие её народы, что бы там не говорило общественное мнение...

– Эллисон, порой мне кажется, что ты симпатизируешь им больше, чем следовало бы…

– Больше, чем следовало? Зид, не забывай, что ты всего лишь глава исследовательского отряда, не более… политик здесь я. С республикой у нас нейтралитет. Изменять это состояние мы не имеем права. Так что если твое мнение расходится с точкой зрения правительства, держи его при себе.

– Эллисон, дорогая, не кипятись. Раз уж нас не пускают в республику, будем следить за ситуацией отсюда. Мне хватило недавних событий. Не хочется второй раз появляться там, особенно нелегально.

– В общем следи за ситуацией, Зид, а я попытаюсь что-нибудь разузнать в правительстве… удачи – и она вышла из кабинета.


Бункер под деревней, зал с ванзерами

Третий зал, накрытый куполом, оказался абсолютно таким же, разве что он был соединён с предыдущими двумя широкими сводчатыми галереями, явно предназначенными для передвижения ванзеров. Но из залов с оружием и боеприпасами проходов видно не было.

– Видимо, двери поднимаются автоматически при приближении ванзеров… – подумал Вавилов, методично проверяя все системы очередного Желания.

– Ну что, как вам техника? – дед выглядел довольным.

– Если честно, то она старовата. – Полковник постаралась быть повежливей.

– Старовата? Да она старше меня! Правда хорошо сохранилась, но это неважно, всё равно технологии стары как мир и боевая эффективность на несколько порядков ниже современных моделей – Вавилов рубил правду-матку с плеча, не особо задумываясь о последствиях:

– Вы эти ЕМР-ранцы видели? Да от таких архаизмов защита у всех есть, я с ними воевать до первой стычки буду!

– Майор, не паникуй раньше времени. Поговорка есть хорошая: хочешь сделать что-то хорошо – сделай это сам. Надеюсь, ты справишься. Паяльник у меня есть, а детали в райцентре купить можно или здесь с ванзеров поснимать. Дерзай, в общем! Вавилов стушевался. Старик знал, о чём говорил.

– Майор, тебе недели хватит? На доводку оборудования и ванзеров до кондиции?

– Постараюсь, но не обещаю. Над твоей древностью работать и работать…

– Вот и ладненько, а мы с внучкой отдохнём пока, когда она ещё у нас погостит-то…

Неделю спустя

– Майор, как успехи? – старик заглянул в комнату, где Вавилов устроил мини-мастерскую.

– Да помаленьку продвигаюсь, платы паяю здесь, часть оборудования поднять пришлось, внизу только монтирую и проверяю. Настин ванзер уже готов, свой завтра закончу. Останется только оружие выбрать… – Вавилов выглядел довольным. Любимая работа обеспечивала хорошее настроение.

– Вот об оружии я и пришёл поговорить… помнишь фото, что я тебе показывал? – дед ухмыльнулся, увидев, как брови Вавилова вновь поползли вверх.

– Помню, конечно, я тогда только начинал, но уже работал в Лаборатории при части. Там много говорили об этом проекте, я им сильно заинтересовался, но допуска не получил. А потом, спустя несколько месяцев, узнал, что проект заморозили, не смогли учёные, работавшие над ним, убедить представителя государства выделить средства для дальнейшей разработки проекта.

– Ну так чего я пришёл-то… на самом деле проект был успешен, но немного не в той области. Результат был получен, но применить его не смогли. Он опережал время. Поэтому его опечатали и забыли. – старик выдержал паузу:

– …по счастливой случайности забыли именно на этой базе, в спецхране – глаза Вавилова оживились.

– Можно мне взглянуть? Если там то, что я думаю, я смогу использовать результат в своих целях…

– Да ради бога, в зале с оружием напротив входа найдёшь дверь в нечто вроде кладовки. Это переходник. В стене слева сейфовая дверь. Открытая. Там дальше сам разберешься. Ты ж видел ящик на фото? Вот такой и ищи.

– Спасибо! – воскликнул майор, выбегая из комнаты.

– А мы с Настей пока на охоту сходим недалече… на озерцо, уток пострелять… – фраза старика утонула в тишине, заполнившей комнату.

Вечером дед с Настей вновь наведались к Вавилову. Он сидел перед тем самым ящиком, а на столе лежал брусок серебристого металла, опутанный датчиками. Стопка таких же брусков заполняла ящик.

– Феноменально, нет, это просто немыслимо! – майор был полностью поглощен исследованием металла.

– Да уж, воистину феноменальная картина: двухметровый учёный с фигурой атлета… – старик был как всегда прямолинеен.

– Мне нужен сварочный аппарат, дрель, болгарка и сутки времени.

– Инструменты найдёшь в гараже. Гараж во дворе, слева от ворот. Но что ты собираешься делать? По крайней мере, учёные так и не смогли придумать, куда применить их научный выкидыш.

– Смотрите, этот сплав уникален: выдерживает колоссальные нагрузки без деформаций практически по всем статьям и, что самое главное, при попытке нарушить его структуру : ударе, пробое, царапании и прочем, он испускает хаотичный набор электромагнитных волн за счёт энергии свободных электронов. Те учёные хотели создать ЕМР-ранцы нового поколения, но я пойду дальше. С таким сплавом ранец мне не сильно и нужен. – Вавилов перевёл дух и продолжил:

– Берём и покрываем данным сплавом мою любимую дубину… – начал он

– Извиняй, дубин на складе нет, кастеты только. – дед вклинился в разговор, чем вызвал явное недовольство майора.

– Ну ладно, кастет… при достаточно сильном ударе сплав начнёт излучать. Хаотичный импульс не гарантированно вырубает системы, но ударить можно два, три и более раз. Если бить по корпусу, где находятся основные узлы и агрегаты, то вероятность вырубить их этим микро-импульсом довольно велика. А если дополнительно подать на сплав слабое напряжение, то мощность импульса возрастёт, увеличивая шансы на вырубание вражеских систем. Если слой сплава будет достаточно толстым, кастета хватит надолго. Жаль пули из него не сделаешь, мощность излучения напрямую зависит от массы сплава.

– Макс, ты гений. Как закончим – пиши диссертацию! – Полковник искренне радовалась.

– Ну вот… пригодилось оборудование. Ладно, Настя, пошли с бабкой попрощаешься и полезем вооружаться. Пора вам уже – дед с внучкой ушли, а Вавилов ещё долго исследовал странный сплав…


Старая военная база в Сибири, бункер

К стене испуганно жались несколько интеллигентного вида мужчин. Один из них, высокий и лысоватый, поднял голову и спросил:

– Долго ещё нам тут торчать? И когда вы уберёте своих людей? Мне неприятно ощущать в опасной близости автоматный ствол двадцать четыре часа в сутки.

– Уважаемый господин Игнатьев, никто вас тут не держит, равно как и ваших… кхм… соратников. Можете уходить хоть сейчас. Но при одном условии: вы выйдете с территории базы. – стоявший напротив них мужчина говорил тихо и медленно, попутно поправляя и без того идеально сидящий галстук дорогого костюма.

– Сейчас дождёмся ваших новых охранников, и вас оставят в покое. В разумных пределах, разумеется.

Гул подлетающего самолёта заставил стоящих возле стены политиков зажать уши. На бреющем полёте над лесом нёсся тяжёлый бомбардировщик средней дальности. Грузовой люк был открыт. Когда стальная громадина пролетала над поляной, на краю которой возле бетонной стены бункера расположилась компания, из люка один за другим стали выпрыгивать ванзеры. Поднявший голову политик, полный коротышка с покрытым оспинами лицом, насчитал десять штук и рухнул в обморок. Остальные принялись неумело приводить его в чувство. Пилоты летящих вниз ванзеров включили тормозные двигатели и с жутким треском приземлились в кустах, окружавших поляну. Высадившийся отряд был разносторонне экипирован: три ракетчика, пара снайперов, два ванзера с многоствольными пулемётами, два рукопашника и один огнемётчик. Вскоре на парашюте рядом с ними приземлилось несколько крупных ящиков. Ванзеры выстроились в линию и пилоты стали выбираться наружу.

– Dranz, главный отряда Blauer Nebel, прибыл по вашему приказу.

– Оперативно, Dranz. Ваш отряд всегда на страже интересов Германии…

– Так точно… значит надо охранять этих? – он кивнул на сбившихся в кучу политиков.

– Да, именно их. Причём охранять и от самих себя. Политики народ нервный, ещё передерутся. Вы ведь взяли с собой всё, что я просил?

– Так точно… взял.

– Тогда перетащите ванзерами жилой вагончик поближе к стене, они будут жить в нём. Так ваша задача упростится, ведь под землёй их держать сложнее. Места много, разбегаются и прячутся.

– Всё понял, приступаем…

Остальное было сказано уже в микрофон на вороте куртки:

– Отто, Ганс… тащите сюда вагончик. Карл, командуй остальным занять боевые позиции. – и глава отряда уверенной походкой направился к политикам.

– Жалкое зрелище… встали быстро. За мной идите. – бросил он через плечо сидящим на земле.

Спустя полчаса вагончик был установлен. Условия были спартанские, но всё же лучше, чем ничего. Сильнее всего политиков смущали охранники: Они практически не вылезали из ванзеров и любимым развлечением немцев было аккуратно тыкать стволами в бронестекло жилища, а также громко топать по вечерам, периодически пиная стены.


Бункер под деревней, пусковой комплекс

– Дедуля, спасибо тебе! – Полковник изучила выбранный ею ванзер вдоль и поперёк. Осталось синхронизировать современные нейрокостюмы со староватой техникой, чем и был занят Вавилов.

– Но ты так и не прояснил главного: где нам искать этих засранцев? Они могут прятаться где угодно…

– Настя, я оставил самое важное напоследок, чтобы вы не убежали раньше времени… все базы одного проекта связаны между собой… на всякий случай я обрубил передатчик на этой, но приёмник работал исправно. В Сибири есть ещё одна база… хотя может и не одна, неважно. Так вот: она расконсервирована и используется. И туда недавно доставили странную компанию политиков. Я уловил телесигнал из бункера, но расшифровать не смог. Я чувствую, что это те, кто нам нужен. Правда, в последнее время сейсмодатчики на той базе фиксируют частые, но очень слабые колебания поверхности.

– Ванзеры? – Вавилов оторвался от настройки совместимости костюма.

– Скорее всего. Так. Теперь о главном: добираться будете с помощью катапульты. Ванзер крепится к ракетному блоку и выбрасывается в воздух, присутствуют рулевые двигатели и даже намёк на крылья. Тормозные пиропатроны и парашюты в комплекте. Обратно, если всё получится, так же. Та база идентична этой. А с катапультой я вас научу обращаться…

– Дед, я уже взрослая… могу сама… в спецназе всё-таки служу, а не штаны на гражданке протираю.

– Ну ладно, но ведь должен же я проводить вас?

Закрепить ванзер оказалось несложно. Система запуска тоже была простой. Полковник и Вавилов выставили координаты предполагаемого места посадки и задраили люки кабин.

– Ну, с богом… – и, проводив взглядом быстро исчезнувшие в трубах ванзеры, дед медленно зашагал к третьему залу. Хобби никто не отменял.


Небо Сибири

– Две минуты, полёт нормальный… – голос майора в динамике казался неестественным.

– Вавилов, хорош уже… хотя бы раз в минуту можешь? А лучше ещё реже. – Полковник, вжавшись в кресло пилота, старалась думать о хорошем… перегрузки давали о себе знать.

– Анастасия Ивановна, хорошо летим однако… но лететь ещё долго, поэтому можно слегка вздремнуть. – и спустя несколько минут на частоте раздавался лишь богатырский храп.


Штаб-квартира отряда Дюрандаль, кабинет Зида

– Зид, есть новости! – Эллисон вошла в кабинет с папкой бумаг.

– Выкладывай… – глава отряда, как всегда, развалился в кресле и наслаждался свежесваренным кофе.

– Bleur Nabel успешно приземлились в республике, правда не основной состав. Правительство раструбило всем, что отправляет главу отряда и новобранцев для получения боевого опыта. Похоже, что они издеваются. Также премьер Германии объявил, что Зафтра готовит массированный ракетный удар по нам. Даже базу вычислили. В Подмосковье где-то. Предлагают нанести упреждающий удар, вывозят из предполагаемой зоны поражения всё мало-мальски ценное.

– Я так понимаю, ракетный удар – фикция? Ведь все в новоиспечённом правительстве Республики – пацифисты.

– Да… ты прав. Но для начала надо проверить всё на месте. У тебя есть специалист-электронщик?

– Только не говори, что наш отряд полетит в республику… не надо мне такого счастья… – Зид замахал руками, отъехав от стола в своём кресле.

– Так есть специалист или нет? Если нет – найдём. Лететь надо срочно.

– Ну ладно, есть такой у меня. Когда вылет?

– Чем быстрее, тем лучше… координаты базы в папке – Эллисон выбежала из кабинета, забыв бумаги.

– Отряд, сбор возле транспортника. Срочно! – и Зид отпустил клавишу вызова.

Границы были пройдены практически чисто, видимо, охранные структуры были отключены. Транспортник отряда медленно продвигался к цели. Пункт назначения был достигнут. Под самолётом расстилался лес, невдалеке цветными пятнами пестрели деревенские поля. В чаще, окружённая труднопроходимым буреломом, мелькнула свежей зеленью поляна. На её краю, уходя под сень деревьев, виднелась бетонная стена.

– Гермес, включай свою аппаратуру. Твоя задача – определить, есть ли там готовые к запуску ракеты с боеголовками.

– Один момент, щас всё будет. – молодой чернокожий парень с улыбкой метался между приборными стойками.

– Еще немного… и… есть! Всё! Можно лететь обратно…

– Что есть? Ракеты? – Зид схватился за голову.

– Нет, ракет нет, просто я закончил – Гермес выключал приборы с видом победителя.

– Не пугай так. Значит всё-таки приврали немцы… нехорошо…

– Держитесь, сейчас будет трясти – донеслось из динамиков и транспортник начал усиленно маневрировать… в корпус то и дело ударяли пули, но сплав пока держал. Стрелявшие старались не попадаться на глаза, поэтому палили практически наугад. Обратный полёт прошёл без происшествий. Самолёт приземлился в Лондоне по расписанию.

– Ну, что там? – Эллисон встречала у трапа, нервная из-за событий последних дней.

– Да нет там ничего, зря мотались только… – Зид пожал плечами.

– Ну слава богу… гора с плеч. Я надеюсь, доказательства привезли? С чем я в Правительство пойду?

– Привезли, не беспокойтесь… – довольный Гермес спускался по трапу, помахивая рукой с зажатым в ней жёстким диском.


Сибирское небо

Спутник Германии вышел на геостационарную орбиту над базой в Сибири… датчики засекли два приближающихся к ней объекта. Прожужжали двигатели, наводя фокус, но облачность скрадывала чёткие контуры целей, оставляя лишь размытые пятна с инверсионными следами.

– К нам что-то приближается… и быстро. – один из ракетчиков, пользуясь спутником для отслеживания окружающей обстановки, заметил две точки на радаре.

– Что это? Ракеты? – Dranz повернулся к напарнику.

– Непохоже… для ракет медленно идут. И низко. Скорее ванзеры. – рассуждал вслух ракетчик.

– Рассредоточиться! Занять круговую оборону! Готовьте ракетные установки, надо сбить их на подлёте.


...

– Пять минут до цели… чёрт, надоело уже. Летим и летим, скучно… – Майор потянулся в кресле пилота и, зевая, принялся в очередной раз проверять системы ванзера.

– Нет уж, спасибо… мне хватило и самого полёта. Отвлекись от своей железяки, ты и так её уже проверил, причём не раз. Лучше следи за радаром. Если ты был прав насчёт причины колебаний, и это действительно ванзеры, то приземление будет непростым.

– Да слежу я… слежу. Пока тихо.

Ещё минуту полёт был спокойным… но всё хорошее когда-нибудь заканчивается. Радар ожил, выдавая цели одну за другой.

– Один, два, три… семь… десять! Ну нифига себе встреча! – Полковник ошалело взирала на дисплей.

– Переходи на ручное управление, готовься отстреливать ложные цели, нас наверняка попытаются сбить в воздухе – Майор в авральном порядке диагностировал ЕМР-ранец, готовясь использовать его.

– Жену свою учи… щи варить! Я знаю, что надо делать. И без твоих подсказок. Ранцем займись, хотя бы пару надо вырубить до приземления, иначе придётся туго – и она, оглядев приборную панель, вновь уставилась на радар.

– Стоп. Откуда такая забота? Раньше ты не говорил мне, что делать… хм… Вавилов, неужели ты воспринял просьбу деда всерьёз?

– Да, а что тут такого? Ладно, не отвлекаемся. Я засёк пуск ракет. Приближаются. Первый залп ракетчиков обернулся смертоносным салютом, когда ракеты, увязавшись за ложными целями, одна за другой взорвались в воздухе. Второй чуть не стал последним для летящей парочки: часть обманок не сработала и Вавилову пришлось использовать ЕМР-ранец для корректировки курса ракет. Серия взрывов повалила несколько деревьев.

– Хорошо идут… не дураки вроде. Но сбить всё равно необходимо – Dranz выстрелил. Реактивный снаряд пронёсся перед Полковником и ударил в твердотопливный ускоритель майора. Сработала автоматика, ванзер вывалился наружу.

– Настя, я падаю, приземление будет жёстким, начинай без меня – голос в динамике был взволнованным.

Полковник благополучно долетела до поляны и рванула ручку сброса. Перегрузка вжала её в кресло. Ванзер свободно падал… когда до земли осталось немного, она выпустила парашют. Очередной рывок в кресле. Тишину плавного спуска нарушил частый стук по броне. Пулемётчик стоял в центре поляны, роторный агрегат в его руках вращался, соединяя ванзеры пунктирной линией трассеров. За спиной что-то хлопнуло, и падение стало свободным. Крепления парашюта были разворочены пулями.

– Ах ты… – Полковник не беспокоилась за момент касания. Ванзер выдержит. Поэтому вскинула винтовку и послала в ответ две пули. Грохот пулемёта стих, землю потряс удар: Вызов Полковника стоял на поляне, ступни ушли в землю. Секунду спустя последовал второй удар: Пулемётчик был мёртв. Его ванзер, потеряв управляющий сигнал, завалился вперёд. Слабый дымок поднимался из двух рваных дыр в броне напротив кабины.

– Знатные боеприпасы у деда… но где второй? С воздуха я видела двоих. Ответ на вопрос пришёл в виде длинной очереди, вспоровшей землю недалеко от ванзера. Следующая очередь вскользь прошлась по броне. Стреляли из-за деревьев. Полковник рванулась зигзагами, то и дело выпрыгивая на пару метров в воздух и не давая врагу прицелиться. Очередной прыжок спас её. Внизу, в том месте, где она должна была находиться, земля вспыхнула, щедро залитая огнесмесью.

– Только огнемётчика не хватало… вот ведь счастье на мою голову… – и она, резко изменив направление, скрылась за остатками бетонного забора, в который тут же ударила очередь.

– Так, забор долго не протянет… сжечь меня пытались тоже из леса, зря я туда сунулась. Значит, снайперов нет. Ну всё, молитесь, если веруете. Ванзер Полковника, выпрыгнув вверх и в сторону, снова вызвал на себя огонь в прямом смысле этого слова. Второй пулемёт смолк, дистанция была слишком велика. Внезапно захрипев, ожил наушник:

– Настя, я в полукилометре от тебя. Троих я вырубил, из них двоих с воздуха. Мощный ранец оказался. У них управляющие контуры погорели. Два снайпера было и ракетчик. Сейчас ещё двоих догоняю. Сплав просто чудо, жаль, что один кастет вывалился, когда меня в воздухе сбили.

– Вавилов, ты снова в форме… давай, заканчивай с ними и дуй сюда. Нам ещё политиков искать.

– Так точно, скоро буду. И это, они к тебе бегут, аккуратнее там. – динамик, щелкнув, затих. Полковник, отдалившись от леса, стояла практически в центре поляны. Её внимание привлекло движение справа. Горящая струя протянулась от подлеска и огнесмесь, пролившись на землю, превратилась в горящий ручей. Мгновение спустя из глубины тенистого леса выпрыгнул ванзер и понёсся вперёд, прыгая через горящую линию зигзагами... марево над огнём и густой дым мешали целиться, мишень постоянно и хаотично перемещалась. Полковник выругалась и вновь подключила электронный глаз к блоку управления. Из трёх пуль цели достигли две: одна, врезавшись в колено, отправила ванзер в короткий полёт, финалом которого стало падение в траву, щедро политую горящей субстанцией, а вторая прекратила мучения пилота, пробив дыру в броне кабины.

"Так… этот готов, а где же второй? Опять спрятался? Сейчас найду…. – и она переключилась в другой режим. Всё вокруг потеряло цвет. Процессор инфровизора отделил участки со сходной температурой и окрасил в тёмные тона. Пятном огненных оттенков вспыхнул вражеский ванзер, но почему-то ближе, чем предполагала Полковник…

Длинная очередь косила всё, что попадалось: деревья, среди которых стоял пулемётчик, остатки бетонного забора, не забывая щедро поливать металлом ванзер Полковника. Она повернула свой Вызов, уходя с линии огня. Пулемёт смолк, но лишь затем, чтобы спустя несколько секунд заработать вновь. Этого времени вполне хватило для разворота и совмещения перекрестия с локтевым суставом. После лишь легкое нажатие на курок и слабая отдача, поглощенная мощными демпферами. Одной рукой такое оружие не удержит даже ванзер… дальнейшее было закономерно: вспышка злобы вражеского пилота, судорожный поиск вариантов, а несколько секунд спустя все планы нарушает пуля, цинично вламываясь в кабину и украшая её стенки кровавыми потеками.

Полковник смотрела на медленно падающий ванзер напротив. В падении было что-то грациозное… картину портило только осознание того, что несколько секунд назад она лично прикончила пилота и вся грациозность заключается в неуправляемости машины. Радар пискнул, уловив пуск ракет, почти сразу за ним на приборной панели вспыхнул индикатор, подтвердивший, что ракеты "по нашу душу”.

– Ввысь! – улыбнувшись, сказала Полковник и, присев, до упора вдавила кнопку прыжка. Стартовые перегрузки привычно вдавили её в кресло. Включив круговой обзор, она отыскала взглядом следующие за ней ракеты. Они шли синхронно, но выпустивший их пилот явно не знал, каким приёмам защиты обучают в школе спецназа. Полковник привычно прокрутила в голове продолжение: она приземляется, ракеты идут сверху под углом. Остаётся только резко маневрировать, после пары-тройки резких поворотов, не сбавляя скорости, ракеты врезаются в землю. Но этот план так и остался в голове. Приземление прошло как обычно, то есть слегка жестковато, затем на приборной панели ожил незнакомый индикатор. Над ним было написано всего одно слово: "Арена”.

Небольшая платформа на корпусе сдвинулась, обнажив короткий ствол. Фотоэлемент, спаренный со стволом, поворачивался, ища цель. Ракета оказалась в зоне поражения : громыхнул выстрел, заряд крупной дроби разнёс боеголовку в клочья. Ракета, кувыркнувшись, рухнула в кусты. Вторую постигла практически та же участь, за исключением того, что при выстреле она сдетонировала. Полковник удивлённо смотрела то на приборную панель, где потух индикатор, то на ванзер с ракетными установками на плечах, стоящий на краю леса.

– Настя, не двигайся! – динамик ожил, выдав крик Вавилова… секунды шли, противник медлил. Полковник тоже не спешила вскидывать винтовку:

– Если он успеет выпустить ракеты, мне конец – думала она:

– От двух я ещё уйду, но у него открыты оба блока, это как минимум шесть… печально. Ситуация решилась не без вмешательства третьего: ванзер майора рухнул сверху, ошеломив ракетчика, тот отпрянул в сторону. Следующее произошло практически моментально: майор, крутанув свою машину, вырвал с корнем дерево и первым ударом выбил автомат. Следующие два сорвали с креплений ракетницы на плечах. Вавилов разжал пальцы, измочаленный кусок древесины свалился на землю. Противник попался упорный: он встал в стойку, сообразив, что лишился всего оружия, кроме собственных рук.

– Настя, не мешай, ищи политиков… – прохрипел динамик.

Недалеко от места схватки стоял металлический вагончик. Над трубой вился лёгкий дымок. Полковник остановила ванзер возле него и, выбравшись наружу, сбила замок :

– Выходить по одному! Руки держать на виду!

Из недр вагончика показались искажённые страхом лица политиков. Полковник облегчённо вздохнула: это были те самые горе-правители. Спустя несколько минут четверо связанных и напуганных мужчин сидели на поляне, опасливо косясь на два ванзера, методично ломающих друг друга буквально в нескольких метрах от них, а Полковник, снова забравшись в ванзер, следила за ними.

– Вавилов, ты там скоро?

– Погоди, дай расслабиться, не каждый день с немецким спецназом дерешься, такого на тренировках не покажут… – голос казался взволнованным, но довольным.

Поляна была перепахана следами ванзеров, очередями и воронками ракет. Справа горел невезучий огнемётчик… последний оставшийся на ногах немец яростно сопротивлялся, но майор был сильнее… пара отвлекающих ударов по рукам, Вавилов присел, уклоняясь от удара и, собираясь толкнуть противника корпусом, вдавил кнопку прыжка. Широкий корпус его ванзера зацепил вражеский и подкинул его в воздух. Вавилов, сдавленно выругавшись, приземлился на том же месте, а его оппонент, пролетев несколько метров, с диким скрежетом рухнул на политиков, похоронив их под обломками. Полковник равнодушно смотрела на искрящую груду металлолома.

– Туда им и дорога… – сказал подошедший Вавилов.

Пронзительный свист вывел их из ступора. В нескольких метрах рванула первая мина.

– Валим внутрь! Там грузовой лифт за деревьями! – Полковник махнула рукой, указав направление и два ванзера рванули в эту сторону. Мины стали рваться чаще, вскоре на поляну вышел последний ракетчик. Несколько бронепластин были сняты, блоки управления под ними выглядели оплавленными. В руках он сжимал винтовку.


...

– Dranz, удачи…

– Спасибо за своевременный ремонт, Отто… из всех, кого я знаю, ты единственный способен собрать из трёх сломанных ванзеров один целый. Я порву их… – и ракетчик медленно зашагал в ту же сторону, где скрылись Вавилов и Полковник.


...

– Давай к катапультам! Цепляй ванзер, я пока координаты введу. – майор, оставив Желание возле шахты, побежал к пульту управления. Вскоре координаты были введены, ванзеры прицеплены.

– Поехали! – процедила сквозь зубы Полковник, вдавленная перегрузками в кресло…

Открытые створки шахт Dranz заметил, лишь когда из них рванулся столб дыма. Он проводил висящих под днищами ускорителей ванзеров взглядом. Постепенно набирая скорость, две сияющие точки по дуге ушли за горизонт.


Небо Сибири

Обратный полёт дал повод для отдыха. Закат навевал противоречивые чувства… здесь, в небе, он смотрелся как-то особенно. Вавилов снова спал, а Полковник задумалась :

– Что нас ждёт теперь? С липовым правительством разобрались, но вернётся ли всё в колею? Или страну так и будет мотать по колдобинам хреновых совпадений на дороге жизни. Ужаснувшись очередному заносу в философские дебри, она чётко осознала, что вот такая, полная опасностей и адреналина, жизнь ей по нраву. На гражданке скучно и тоскливо. Полковник вздрогнула: воспоминания нахлынули сплошным потоком, справиться с ними было сложно…

– Наверное, управляющий чип барахлит… зря я всё-таки согласилась на протезирование. Но перед глазами промелькнул образ: молодая женщина без левой руки, правый глаз закрыт аккуратной повязкой. Её передёрнуло:

– Нет уж, всё… что сделано, то сделано. И всё к лучшему… наверное… Терзаемая подобными мыслями, она провалялась в полудрёме весь полёт. Из забытья её вывел настойчивый писк радара: деревню окружали. Десятки точек моргали на дисплее, медленно сжимая кольцо. Вавилов тоже проснулся, в наушниках захрипело, пробился голос:

– Настя, что там творится?

– А я почём знаю, давай поглядим… – и она, заложив крутой вираж, рванула вниз, ведя агрегат прямо на скопление ванзеров.

– Снова немцы?! – голос майора был удивлённым.

– Настя? Ты вернулась? Не вовремя… – хриплый скрежет едва давал расслышать собеседника, но деда она узнала безошибочно.

– Дедуля, мы справились! Вырубай маскировку, иначе нас сомнут! – треск помех становился всё громче. Группа ванзеров, на которую Полковник хотела приземлиться, разошлась в стороны. Их прожекторы освещали поляну и крайние деревенские огороды. Из леса медленно появилось шагающее орудие: Оружейная платформа со двухствольной пушкой, ракетные установки и миномёт на торсе, пулемётные гнёзда на нижней части корпуса и ногах делали эту громадину практически полностью защищенной. Прожекторы были спарены практически со всем оружием. Ванзер Полковника нёсся прямо на стального монстра. Зенитные ракеты прошли мимо, оставив за собой мерцающий дымный след. Скорость была слишком велика. Столкновение опрокинуло шагающее орудие на землю: ноги, подогнувшись для гашения импульса при ударе, не выдержали, агрегат пропахал кормой дёрн и замер. Огни погасли. Вавилов начал снижаться. Ванзеры на земле не стреляли, было слишком далеко для автомата, а снайперов или ракетчиков среди них не было. Лишь громкий лязг металла да мерный шум сервоприводов нарушали тишину этих мест. Пилот шагающего орудия предпринял попытку поднять на ноги упавшую машину, но это не увенчалось успехом, лишь в земле появились две глубокие борозды. Дымящиеся обломки ванзера скатились с широкого корпуса и, упав на землю, загорелись. Полковник висела, цепляясь протезом за выемку в бронепластине… но вот она, раскачавшись, подтянулась и перехватилась поудобнее. А потом ещё и ещё раз. Спустя минуту она уже деловито ковыряла шпилькой замок люка. Вавилов, с трудом увернувшись от пары зенитных ракет, отцепил ванзер и, приземлившись, рванул к спасительным деревьям: автоматчики врага брали его в кольцо. Из леса медленно показался ванзер: старая модель, за основу взят проект "Оборона”, но заменены руки, в которых он держал нечто крупнокалиберное: ствол содрогнулся, раздался низкий грохот, затем глухой свист и ближайший к лесу автоматчик рухнул с разбитым вдребезги корпусом. Упавший ванзер полыхнул, взрыв ударил по барабанным перепонкам и в воздух взлетели измочаленные обломки. Такая же участь постигла ещё одного, пока остальные шквальным огнём не загнали стрелка обратно в лес, под прикрытие темноты. Но, отвлекшись, противник забыл про Вавилова, чем тот незамедлительно воспользовался. Подобраться вплотную было делом техники, а в упор враги стрелять не решались: слишком велик был шанс зацепить своих. Майор упивался боем, кружа и раздавая удары. У двоих он смог выхватить автоматы и, перехватив их поудобнее, использовал в качестве дубин. Настоящим удивлением для Полковника стал тот момент, когда она, взломав замок и проникнув внутрь шагающего орудия, встретила его пилотов и обслуживающий персонал : все они были наёмниками. Наёмники тоже очень удивились непрошенному гостю, но их это не спасло. Спустя несколько минут шагающий монстр принялся палить по своим. Внезапно автоматчики, построившись рядами, замерли. Из наушников раздался хриплый, но до боли знакомый голос:

– Внучка, ты как?

– Всё нормально, дед… живая и здоровая. Только протез в крови заляпала, да одежда слегка обгорела – Полковник спустилась по лестнице на землю и, прислонившись спиной к массивной ноге ванзера, тяжело вздохнула. Через минуту рядом появился Вавилов. Присев рядом, он молча уставился вдаль. Из леса выбежал дед и, оглядываясь, медленно пересёк полянку, остановившись возле сидящих.

– Настя, всё кончено… маскировку я снял, с парой человек связался. Скоро здесь будет десант.

– А чего эти замерли? – майор, оживившись, смотрел на ровные шеренги ванзеров.

– А они через спутник связывались… вот и заметили, когда я маскировку отключил. Ну и встали, как только картинка прояснилась. Международный авторитет… это ж немцы всё-таки.

– Немцы? В шагающем орудии почему-то наёмники были…

– Не ломай себе зря голову, внучка… одно я знаю точно: Германия причастна к этому. А уж сколько она наёмников послала, не нашего ума дело.


...

Солнце медленно и неотвратимо уплывало за горизонт, освещая напоследок окрестности… Рядом с шагающим орудием догорал ванзер, чуть дальше ещё несколько дымились. Тишину нарушал лишь слабый ветер, игравший в кронах деревьев… Люди сидели рядом, прислонившись спинами к ступне огромной боевой машины. Нагретый боем металл отдавал им своё тепло, успокаивая и придавая уверенности. Каждый думал о своём…

Продолжение следует…

26.08.2011



Категория: Front Mission 4 | Добавил: An[DR]oid (14.09.2011) | Просмотров: 3496

Всего комментариев: 3


+2  
1 Fanatik   (12.04.2012 15:20)
Когда продолжение?
Очень понравилось cool

0  
2 An[DR]oid   (13.04.2012 17:52)
Всему своё время smile Продолжение в процессе написания...

0  
3 Gosha2902   (11.08.2012 08:58)
Очень интересный рассказ получился. Да тебе нужно книгу написать по вселенной Front Mission. Отличный писателем станешь smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Форма входа
Логин:
Пароль:
Наш опрос
Какому типу оружия вы больше всего доверяете в бою?
Всего ответов: 3398
Статистика

Rambler's Top100


Онлайн всего: 4
Гостей: 3
Пользователей: 1
TiaraVAk


Система Orphus

Друзья сайта
игры для ps1

База переводов приставочных игр на русский язык